Часть II. Глава 12. Интеллект и питание

Одним из наиболее удивительных парадоксов в современной медицинской науке и практике является наличие двух, казалось бы, взаимоисключающих тенденций: с одной стороны, имеет место все более глубокая специализация отраслевого научного поиска с проникновением в самые глубокие молекулярно-генетические пласты разрабатываемой проблемы, с другой – все чаще возникает объективная необходимость интеграции имеющихся представлений с накопленным опытом в смежных отраслях знаний. Однако при более детальном рассмотрении данное противоречие полностью сглаживается и представляет собой скорее даже не противоречие, а отражение естественного хода развития событий. И в самом деле, если бы, например, разрешающая способность взгляда выдающегося отечественного ученого А. М. Уголева ограничивалась пределами пищеварительной трубки, то навряд ли стало бы возможным рождение его учения о трофологии, которое охватывает метаморфозы пищеварительных субстратов от молекулярного до биосферного уровня.
К настоящему времени имеются все предпосылки для выделения отдельного направления в науке о питании – нейропсихонутрициологии, сопрягающего влияние нутритивных и иных свойств пищи на интеллект, то есть, иными словами, на способность к мышлению, рациональному познанию, с одной стороны, и психическую деятельность – ощущения, восприятия, память, чувства – с другой. Следовательно, предметом изучения нейропсихонутрициологии следует считать интегральную оценку взаимосвязи направленного действия компонентов пищи (как макро-, так и микронутриентов) на процессы высшей нервной деятельности, скорость умственных реакций, оперативное и абстрактное мышление и в конечном итоге на уровень интеллекта.
Еще одной проблемой, связанной с метаболизмом растительных и животных белков, поступающих с пищей в виде натуральных продуктов, является то, что эти белки вполне закономерно не повторяют аминокислотную последовательность человеческого организма, хотя и приближаются к таковой, и их утилизация требует активации процессов переаминирования. В свою очередь, мозг человека также отличается по потребностям в аминокислотах.
Нельзя не сказать и еще об одном обстоятельстве, которое необходимо учитывать при комплексной оценке сбалансированности рационов питания и особенностей высшей нервной деятельности, включая скорость умственных процессов, обработку и усвоение информации и уровень интеллекта в целом. Известно, что умственный процесс является энергоемким и требует энергии макроэргических соединений, подтверждением чему служит, как было отмечено ранее, увеличение потребления глюкозы при повышении активности коры полушарий с 12 до 59 % (Ещенко Д. Н., 1999). Таким образом, основное питание мозга осуществляется за счет аэробного окисления глюкозы. При стрессовых состояниях или заболеваниях (сахарный диабет, гипертиреоз и др.) в поддержании энергоресурсов мозга может принимать участие окисление кетоновых тел и свободных жирных кислот, однако не более чем на 20 % и на очень короткий промежуток времени.
Считается, что наибольшее влияние на процессы запоминания, усвоения, переработки информации, память и внимание оказывает достаточный уровень употребления витаминов В6 (пиридоксина) и В12 (цианкобаламина). Хорошо известны их естественные источники, регулярность употребления которых зачастую ограничивается как субъективными (недостаточная культура питания и смещение пищевых предпочтений), так и объективными (социально-экономическими) факторами. Акцент, однако, хотелось бы сделать на витаминоподобных факторах и микроэлементах.
Дефицит йода в пище приводит к снижению функциональной активности щитовидной железы, что оказывает отрицательное влияние на формирование ЦНС и процессы высшей нервной деятельности в детском возрасте. Отсюда вполне закономерной является возможность нарушения умственного развития ребенка на фоне йододефицита и снижения функции щитовидной железы. Дефицит йода у беременной, в раннем возрасте у ребенка ведет к кретинизму, в под-ростковом – к снижению развития умственных способностей. В то же время адекватное восполнение йододефицита у детей сопровождается смещением медианы IQ в сторону более высоких значений.
Фосфолипиды, являясь мощнейшими антиоксидантами, обеспечивают текучесть оболочки эритроцитов, таким образом, поддерживая их способность к деформации и проникновению в самые мелкие сосуды, повышают дезинтоксикационную функцию печени и ее устойчивость к повреждению, входят в состав сурфактанта, обусловливающего расправленное состояние легочных альвеол, регулируют обмен сывороточных липидов и даже являются переносчиками холестерина, препятствуя его отложению на стенках сосудов.
Наиболее выдающимся членом семейства фосфолипидов является фосфатидилхолин, который больше известен как лецитин. Особенно высокое содержание лецитина характерно для клеток нервной системы и тканей мозга, в силу чего он улучшает функцию нейронов и состояние миелиновых оболочек нервов. Взаимосвязь между психическим здоровьем, уровнем интеллекта и содержанием лецитина в рационе питания очень важна. Как известно, мозг состоит на 60 % из жиров, которые относятся к классу фосфолипидов. Они играют большую биологическую роль, составляя основу всех клеточных мембран, через которые протекает большая часть физиологических функций, в частности процессы, связанные с памятью, способностью к обучению.
В достижении сбалансированности пищевых рационов (целенаправленном развитии возможностей функционального питания) заложены колоссальные резервы влияния на уровень интеллекта человека, что, вне всякого сомнения, должно являться предметом дальнейшего изучения и развития. Для этого требуется консолидация усилий специалистов в области клинического питания, нейрофизиологов, педиатров, организаторов здравоохранения, общественных советов и организаций. Необходимой является разумная экстраполяция международного опыта на российскую почву и выработка согласованных рекомендаций.