Часть II.Глава 1. Оптимальное питание и здоровье

  • Теория оптимального питания

В последнее время представления о сущности питания дополнены данными о роли минорных компонентов пищи в развиваемой В. А. Тутельяном теории оптимального питания.

В результате всесторонней оценки питания в различных регионах мира и оценки тенденций в питании человека в процессе его эволюции (на чем ранее уже акцентировалось внимание) было показано, что в современном цивилизованном обществе произошло резкое (в 2–3 раза) снижение количества потребляемой человеком пищи из-за снижения энерготрат. Следствием этого явилось недополучение человеческим организмом некоторых, так называемых минорных, биологически активных компонентов пищи. Достаточное количество минорных компонентов присутствует в объеме пищи, содержащей 5000–6000 ккал. Такое количество пищи человек потреблял в более ранний эволюционный период. Дефицит минорных компонентов пищи приводит к снижению качества здоровья. При этом существующая дилемма – уменьшение потребления пищи вследствие снижения энерготрат современного человека или получение всего необходимого набора нутриентов (включая минорные) – может быть разрешена с помощью разработки рекомендаций по рациональному сочетанию в диететике здоровых и больных людей традиционных продуктов с различными биологическими добавками (нутрицевтиками и парафармацевтиками), способными восполнить дефицит нутриентов.

Как уже отмечалось, разработка и внедрение биологически активных добавок к пище относится к одному из наиболее бурно развивающихся направлений современной диететики.Основными показателями здоровья человека являются заболеваемость, смертность и ее производная – ожидаемая средняя продолжительность жизни, нетрудоспособность, а также частота отклонений от нормы ряда биологических параметров, повышающих риск развития основных хронических заболеваний. На оптимальном уровне здоровья у человека в соответствии с возрастными и индивидуальными нормами осуществляются все его физиологические функции, биохимические и поведенческие реакции, при этом у него не возникает никаких болезненных ощущений на фоне оптимальной, функциональной активности всех органов и систем.

В резолюции 57.17 «Глобальная стратегия ВОЗ в области здорового питания, физической активности и здоровья», утвержденной Всемирной ассамблеей здравоохранения 22 мая 2004 года, констатируется, что в настоящее время наблюдается глубокий сдвиг в структуре основных причин смертности и заболеваемости в большинстве стран. В глобальном масштабе резко увеличилось бремя неинфекционных болезней. Так, в 2001 году на неинфекционные болезни приходилось почти 60 % из числа 56 000 000 смертей и 47 % общего бремени болезней. Профилактика этих болезней, учитывая прогнозируемый их рост в будущем, представляет собой важную проблему общественного здравоохранения. В докладе ВОЗ о состоянии здравоохранения в мире «Уменьшение риска, содействие здоровому образу жизни» (Женева, 2002 год) говорится: «Нездоровые рационы питания и недостаточная физическая активность являются ведущими причинами основных неинфекционных заболеваний, включая сердечно-сосудистые болезни, сахарный диабет типа 2 и определенные типы рака, и на них приходится значительная доля глобального бремени болезней, смерти и инвалидности».

«Здоровье является ключевой детерминантой развития и предварительным условием экономического роста… и инвестиции в здоровье являются важным условием экономического развития. Программы по содействию здоровому режиму питания и физической активности в целях предупреждения болезней являются важнейшим средством в рамках политики по удовлетворению потребностей развития» (Резолюции 57.17 «Глобальная стратегия ВОЗ в области здорового питания, физической активности и здоровья», 2004 год).

Оптимальное питание подразумевает прежде всего использование рациональных, сбалансированных по нутриентному составу пищевых рационов, включающих разнообразные традиционные продукты питания. С целью адекватной индивидуальной оптимизации рационов питания могут использоваться метаболически ориентированные смеси, специализированные сбалансированные смеси, нутрицевтики и фармаконутриенты. Причем употребление специализированных пищевых продуктов питания и нутрицевтиков может продолжаться практически неограниченно всеми категориями россиян для сохранения оптимальной функции адаптационных механизмов и поддержания функциональных резервов организма.

1.2. Состав оптимального питания

Для эффективной реализации Целевой программы, направленной на восстановление нарушенного пищевого статуса, выявляемого у всех категорий россиян, нами разработано в рамках Концепции восстановительной медицины Положение о создании кабинетов оздоровительного и профилактического питания в ЛПУ, санаториях, профилакториях, спортивных и оздоровительных центрах, фитнес-клубах, школах, вузах, промышленных предприятиях и пр., которое в настоящее время начало активно реализовываться на практике.

Питание, являясь обязательным условием существования человека, определяет продолжительность и качество жизни. Рациональное, сбалансированное питание создает условия для оптимального физического и умственного развития, поддерживает высокую работоспособность, повышает способности организма противостоять воздействию неблагоприятных факторов внешней среды. В основу рационального питания положен принцип сбалансированности потребляемой пищи – наилучшие количественные и качественные соотношения эссенциальных (жизненно необходимых) макрои микронутриентов. Благодаря этому обеспечивается оптимальная потребность организма в пищевых и биологически активных веществах, способных проявлять в организме максимум своего полезного действия.

Наука о питании рассматривает пищу как интегральный источник основных пищевых веществ и энергии, а также важнейших минеральных веществ, микроэлементов, витаминов – подлинных источников жизни и основ метаболических процессов (М. А. Самсонов, 1997). Известно, что пища служит носителем ценных, незаменимых (эссенциальных) биологически активных веществ, повышающих устойчивость организма к неблагоприятным воздействиям факторов окружающей среды, в том числе радионуклеидам, солям тяжелых металлов, органическим патогенам, которые могут блокировать коферментные функции энзимов, вытесняя соответствующие эссенциальные минералы (магний, цинк, селен, марганец, медь и пр.) и занимая их структурные ниши. Это сопровождается дисфункцией соответствующих регуляторно-адаптационных систем, извращением генетических программных биохимических реакций, способствует появлению в организме несвойственных продуктов обмена веществ, оказывающих альтерирующий эффект на органы и системы организма, прежде всего на генетический и митохондриальный аппарат клеток. С другой стороны, радионуклеиды и соли тяжелых металлов, попадая в организм и блокируя активные центры ферментов, могут нарушать переваривание пищи и усвоение организмом нутриентов. Кроме того, весь мировой и отечественный опыт однозначно свидетельствует, что в современных условиях невозможно обеспечить организм человека оптимальным количеством (соответствующим суточной потребности) биологически ценных веществ только за счет обычных рационов питания.

Основные причины этого:

  • Выращивание пищевого сырья на почвах, обедненных минералами.
  • Современные интенсивные технологии производства продуктов питания, включающие рафинирование, консервацию, пастеризацию, эмульгирование, введение гормонов, в угоду количеству, а не качеству получаемых продуктов, что сопровождается потерей биологически ценных веществ пищи (витаминов, минеральных веществ и пр.) на всех этапах производства.
  • Высокотемпературные режимы приготовления блюд, также приводящие к потере в готовом продукте витаминов и минеральных веществ. Ориентация современного здравоохранения на синтетические фармакологические средства, негативно влияющие на процессы переваривания пищи и усвоения организмом нутриентов.
Таблица 1.1

Процесс рафинирования растительного масла

Стадия

Описание стадии

Потеря питательных веществ

Побочные или основные продукты

1

Очищение от шелухи

2

Добавление растворителя

Белки, клетчатка, витамины, минералы

«Нерафинированное масло»

3

Дистилляция

Хлорофилл, кальций, магний, медь, железо

Побочный продукт – лецитин

4

Рафинирование

Фосфолипиды, минералы

5

Осветление

Хлорофилл,

–каротин, ароматизирующие соединения

6

Деодорация

Витамин Е

Побочный продукт – витамин Е

7

Добавление консервантов

Обычное

растительное масло

8

Гидрогенизация

Основные жирные кислоты

Маргарин


Из данных таблицы следует, что практически все этапы рафинирования растительных масел сопровождаются потерей эссенциальных пищевых нутриентов.

  • Полинутриентная недостаточность может являться также следствием нарушения структуры питания, связанного с временным дефицитом для ритмичного и своевременного поступления в организм разнообразных питательных веществ – перекусывание на «ходу», чаще однообразной, высококалорийной, жирной и углеводистой пищей, приготовленной из рафинированного сырья, обильные трапезы на ночь.
  • Причинами круглогодичных полинутриентных дефицитов эссенциальных микронутриентов в рационах россиян могут быть и медицинские рекомендации, направленные, с одной стороны, на снижение энергоемкости пищевых рационов на фоне гиподинамии, за счет уменьшения объема потребляемой пищи и, как следствие, эссенциальных нутриентов, с другой стороны – неаргументированная ориентация современного здравоохранения на синтетические фармакологические препараты, назначение которых может быть причиной скрытой или явной мальабсорбции – нарушения переваривания пищи и усвоения нутриентов.

Длительное нарушение питания может привести к разнообразным негативным изменениям в функционировании органов и систем организма, в основе которых лежат нарушения метаболизма клеток, связанные с повреждением генетического аппарата, либо с недостаточностью незаменимых компонентов пищи, либо с их избыточностью. То есть хронические неинфекционные заболевания можно отнести к категории алиментарно зависимых заболеваний, а факторами, инициирующими их развитие, являются постоянные воздействия на организм комплекса экопатогенов окружающей среды, психоэмоциональные стрессы, гиподинамия и неадекватное питание. Массовые обследования, проведенные в последние годы сотрудниками Института питания РАМН, свидетельствуют о круглогодичной выраженной недостаточности обеспечения витаминами и минералами практически всех категорий россиян.

Так, у 70–90 % населения определяется дефицит в рационе витамина С, у 50–55 % – витаминов А, Е и бета-каротина, у трети населения – витаминов В-комплекса и фолиевой кислоты. Актуальными также остаются дефициты макро- и микронутриентов (кальция, магния, железа, цинка, меди, йода, хрома, селена и пр.), биофлавоноидов, ПНЖК, класса омега-3 и 6, на фоне уменьшения потребления мяса, птицы, а также овощей и фруктов в большинстве обследованных регионов. Причем хронические дефициты эссенциальных нутриентов носят круглогодичный характер и в большинстве случаев касаются не одного, а нескольких эссенциальных нутриентов. То есть в данной ситуации речь идет о хронических полинутриентных круглогодичных дефицитах в рационах питания большинства россиян. Это становится причиной нарушения функций адаптационнорегулирующих систем организма, что приводит к нарушениям обмена веществ, способствует формированию алиментарно зависимых заболеваний, усугубляет течение уже диагностированной патологии, препятствуя ее успешному лечению. Именно по этой причине в настоящее время 65–70 % россиян живут в состоянии маладаптации или имеют факторы риска основных неинфекционных заболеваний (предболезнь), 25 % – больны и только 5 % – здоровы. В последние годы отмечается значительный рост средней продолжительности жизни в ведущих развитых странах (в Японии, Канаде, Швеции и ряде других стран  – более 80 лет). В России же средняя продолжительность жизни снизилась до 60 лет, а мужчин трудоспособного возраста – до 56–57 лет. По данным Минздрава, в России отмечено ежегодное сокращение населения на 0,5 %, причем сокращение числа жителей имеет место в 63 регионах, где проживает 70 % населения, то есть налицо депопуляция. Но причина депопуляции – это не только низкая продолжительность жизни, но и сокращение рождаемости, сложившийся уровень которой в два раза ниже необходимого для простого воспроизводства численности населения современной России.

Такая негативная тенденция ставит проблему здоровья в ранг общенациональных, в число тех, которые определяют перспективы сохранения и развития нации.

Среди больных различными неинфекционными заболеваниями все чаще выявляется полисистемная (сочетанная) патология, что напрямую может быть связано с дефицитом «минорных» составляющих пищевого рациона. Доказана важная роль минералов и витаминов в поддержании функциональной активности ферментов – катализаторов биохимических реакций, гормонов (тироксин, инсулин), форменных элементов крови (эритроциты), структуре органов и тканей организма (костная, хрящевая ткань и пр.). Причем один и тот же минерал может выполнять функции кофермента энзимов, входящих в различные функциональные системы организма, а также пластические функции. Например, магний выполняет кофакторные функции более чем у 300 ферментов и одновременно является важным структурным элементом костной матрицы, цинк входит в состав 80 ферментов и т. п. Естественно, что при постоянном дефиците этих минералов в рационе питания будут нарушаться функция ферментов и структура систем организма, в состав которых входят соответствующие ферменты, приводя к формированию сочетанной патологии, что и подтверждается современной медицинской статистикой.

1.3. Алгоритм исследования и коррекции пищевого статуса метаболическими средствами

Целевая программа, направленная на восстановление нарушенного пищевого статуса, в настоящее время активно реализуется.

Создаются кабинеты оздоровительного и профилактического питания, которые должны решать следующие задачи:

  • определять индивидуальный пищевой статус пациентов с помощью сертифицированных, стандартных клинических, инструментальных и биохимических методов исследования;
  • разрабатывать на основании проведенных исследований индивидуальные и массовые компьютерные программы коррекции нарушенного пищевого статуса с использованием адекватных рационов питания, специализированных (функциональных) пищевых продуктов, нутрицевтиков и фармаконутриентов (биокорректоров);
  • проводить динамический контроль пищевого статуса пациентов с использованием сертифицированных антропометрических, инструментальных и клинико-биохимических методов исследования и адекватности его коррекции рекомендованными метаболическими средствами;
  • проводить отбор и сертификацию средств метаболической терапии: специализированных (функциональных) пищевых продуктов, нутрицевтиков и фармаконутриентов (биокорректоров), которые могли бы использоваться для адекватной коррекции нарушенного пищевого статуса пациентов;
  • пропагандировать принципы и средства здорового питания среди медицинских работников, тренеров, методистов фитнеса и оздоровительных центров, преподавателей школ и широких слоев населения России – проведение лекториев и курсов по диетологии, семинаров, круглых столов, уроков здоровья в школах, выступлений сотрудников кабинетов оздоровительного и профилактического питания в средствах массовой информации, на телевидении;
  • принимать активное участие вместе с врачами других специальностей в разработке комплексных оздоровительных и профилактических программ для различных категорий россиян, в том числе для сохранения здоровья.

Адекватная коррекция нарушенного пищевого статуса в рамках кабинета оздоровительного и профилактического питания должна включать две взаимосвязанных составляющих:

  • качественное диагностическое обследование с помощью высокоинформативных и малоинвазивных диагностических методов, позволяющих с системных позиций оценить не только локализацию и степень выраженности патологического процесса, но и компенсаторную функциональную перестройку других органов и систем организма для оценки его функциональных резервов:
  • количественный и качественный состав пищевого рациона,
  • ферментный статус,
  • витаминно-минеральный статус,
  • иммунный статус, исследование микробиоценоза;
  • составление, с учетом результатов диагностического этапа, индивидуальных программ коррекции нарушенного пищевого статуса метаболическими средствами – использование лечебнопрофилактических рационов питания, дополненных при необходимости специализированными (функциональными) продуктами питания и/ или нутрицевтиками.

Практическая реализация этого постулата полностью соответствует целям и задачам кабинетов оздоровительного и профилактического питания, создание которых является необходимой составляющей Концепции восстановительной медицины, направленной на восстановление и сохранение здоровья всех категорий россиян.

Учитывая имеющиеся идеологические и методологические различия в подходах к оценке пищевого статуса: объемы диагностических исследований, используемое диагностическое оборудование, медицинская документация и т. п., а также объем и виды коррекционных воздействий для восстановления нарушенного пищевого статуса, что может негативно отразиться на адекватной преемственности динамической оценки и коррекции пищевого статуса на различных этапах медицинского сопровождения (стационар – центр восстановительной медицины-санаторий – поликлиника), нами предложен стандартный алгоритм исследования и коррекции нарушенного пищевого статуса пациентов. Этот алгоритм предполагает использование стандартного диагностического оборудования для оценки пищевого статуса, единой медицинской документации и использования сопоставимых метаболических средств коррекции пищевого статуса в случаях его нарушения.

Примерный состав диагностического блока кабинета оздоровительного и профилактического питания

Название аппарата

Функция

Ростомер

Определение длины тела

Весы

Определение массы тела

Анализатор состава тела

Определение % состава массы тела (тощая масса, жировая масса,

активная клеточная масса, свободная жидкость)

Биохимический портативный анализатор

Экспресс-исследование общего холестерина, сахара и триглицеридов

Биохимический экспрессанализатор мочи

Биохимический экспресс-анализ мочи (10–12 показателей)

Калипер

Измерение толщины кожной складки бицепса и трицепса

Динамометр

Определение мышечной силы

Для более углубленного исследования пищевого статуса в рамках кабинета оздоровительного и профилактического питания могут дополнительно проводиться заборы биосубстратов (волосы, кровь, моча) с целью определения витаминно-минерального статуса фекалий для определения количественного и качественного состава симбионтной микрофлоры кишечника, анализ фактического питания и исследование основного обмена (например, исследование энерготрат в покое и при нагрузках и т. п.) с использованием компьютерных тестирующих программ. С учетом полученных результатов исследований пищевого статуса пациента составляется индивидуальная программа коррекции выявленных отклонений с использованием стандартных лечебных или профилактических рационов питания, а также включением в их состав с целью оптимизации специализированных (функциональных) пищевых продуктов питания и/ или нутрицевтиков, а также фармаконутриентов (биокорректоров), изготовленных из натурального, природного сырья: лекарственных и пищевых растений, продуктов пчеловодства, морепродуктов, органов животных и пр.

Учитывая ведущую роль в восстановлении нарушенного пищевого статуса лечебно-профилактических рационов питания, логичным видится использование для приготовления блюд, входящих в их состав, нового технологического оборудования и кулинарных технологий, позволяющих добиваться большей сохранности эссенциальных микронутриентов при приготовлении блюд без потери их качества. Например, автоматизированных систем для первичной обработки овощей, кухонных процессоров, пароконвектоматов. Это позволит сохранить в среднем на 20–30 % больше витаминов и минералов в готовых продуктах в сравнении с традиционными видами кулинарной обработки. По мнению профессора В. М. Дильмана, современные неинфекционные заболевания (атеросклероз, инсулиннезависимый сахарный диабет, артериальная гипертония, ожирение, метаболическая иммунодепрессия и т. д.) имеют общие факторы риска развития, общую эпидемиологию, сходные клинико-биохимические проявления, часто сочетаются друг с другом. С целью алиментарной профилактики данной группы болезней надо воздействовать на них как на единую нозологию, а не отдельно на каждый диагностируемый симптомокомплекс.

Показания к назначению полифакторной профилактической диеты

  • Восстановление нарушенного пищевого статуса пациентов, не имеющих стандартных клинико-лабораторных проявлений определенной нозологии, но предъявляющих жалобы на дисфункцию адаптационных систем организма в стереотипных ситуациях, ранее переносимые адекватно (состояние маладаптации): слабость, утомляемость, одышку, эпизоды сердцебиений при умеренных физических нагрузках, головные боли при смене погоды, диспепсические жалобы, нарушение сна по глубине и продолжительности и пр.
  • Восстановление пищевого статуса пациентов, имеющих факторы риска определенных неинфекционных заболеваний: избыточная масса тела (ИМТ от 25,9 до 29,9 кг / м2), гиперхолестеринемия (холестерин >5,2 ммоль / л без клинических проявлений атеросклероза), эпизоды гипергликемии натощак (сахар крови >6,1 ммоль / л), эпизоды повышения АД (АД сист. > 130 мм рт. ст. или АД диаст. > 90 мм рт. ст), гиперурикемия (мочевая кислота > 450 ммоль / л у мужчин и >350 ммоль / л у женщин).
  • Использование профилактической диеты (15-П) в реабилитационных программах как варианта расширения ограничительных диетических рекомендаций, связанных с использованием стандартных лечебных рационов питания на предыдущих этапах лечения, связанных с оперативным вмешательством, острым периодом заболевания, обострением хронического патологического процесса и пр.
  • Рекомендована для питания пациентов с хроническими неинфекционными заболеваниями в периоды компенсации патологического процесса (отсутствие клиническо-биохимических маркеров обострения): атеросклероз, артериальная гипертензия, ИНСД, патология гепобилиарной системы, эндокринные заболевания (гипотиреоз, климактерический синдром, гипертрофия простаты и пр.), заболевания системы пищеварения (хронические гастриты и гастродуодениты, язвенная болезнь вне обострения, заболевания гепатобилиарной системы и пр.), ХНЗЛ и т. п.

Химический состав и энергетическая ценность профилактической диеты

Белки – 80–100 г (соотношение растительных и животных 1:1), жиры – 70–80 г (соотношение растительных и животных 2:1), углеводы – 200–250 г (простые – не более 10 % от углеводной составляющей), калорийность – 2000–2200 ккал, свободная жидкость – 1,5–2 л, соль – 4–5 г для досаливания готовых блюд, приготовляемых без соли.

Виды кулинарной обработки и температура рекомендуемых блюд профилактической диеты

Для приготовления рекомендуются все виды кулинарной обработки – отваривание, тушение, запекание, гриль, приготовление на пару. Исключаются жареные блюда из мяса, рыбы и птицы, а также консервированные, маринованные и квашеные продукты.

Рекомендуемые и исключаемые блюда и напитки

Рекомендуемые блюда и напитки

Не рекомендуемые блюда и напитки

Первые блюда: супы на вторичном рыбном и мясном бульоне, вегетарианские и фруктовые супы, свекольник, окрошка и пр.

Наваристые бульоны из мяса, птицы и рыбы, грибные супы, супы из бобовых.

Блюда из мяса, рыбы и птицы: «куском» или рубленые изделия из мяса, птицы и рыбы (котлеты, шницели, биточки), готовятся на пару, отварные, запеченные, приготовленные в фольге, гриль. Допускается использование нежирной ветчины и вареных колбас

Исключаются жареные блюда из мяса, птицы и рыбы, блюда из субпродуктов (печень, почки, сердце, мозги), копченая рыба, мясная тушенка, окорок, шейка, копченые колбасы и т. п.

Молочные продукты: молоко и кисломолочные продукты жирностью от 2,5 до 3,2 %, творог жирностью не выше 11 %, твердые и мягкие сыры

жирностью не выше 30 %, сметана 10 % жирности

Молоко и молочные продукты жирностью > 3,2 %, сметана 20 и 30 % жирности, твердые и мягкие сыры жирностью более 30 %

Блюда из яиц: яйцо всмятку, омлеты (белковые и натуральные), паровые или запеченные, яичница-глазунья, в том числе с овощами и зеленью

Яйца вкрутую, жареные белковые и натуральные омлеты, майонез

Блюда из овощей: блюда из сырых овощей (салаты, винегреты и пр.), овощные гарниры, оладьи, рагу, запеканки, пюре из вареных овощей, зеленый горошек, ростки фасоли, проростки сои

Овощи с тугоплавкой клетчаткой или содержащие эфирные масла

(редис, репа, брюква, редька, чеснок), маринованные и соленые овощи, бобовые, а также растения, содержащие щавелевую кислоту: щавель, шпинат, ревень

Рекомендуемые блюда и напитки

Не рекомендуемые блюда и напитки

Мучные и крупяные изделия: хлеб из цельного зерна или отрубной, каши и другие изделия из неочищенного риса, гречневой, ячневой и овсяной круп, галетное печенье, ржаной хлеб с учетом индивидуальной переносимости

Хлеб из муки тонкого помола, сдобные кондитерские изделия из пшеничной муки высшего качества (торты, пирожные, пирожки, сдобное печенье, пряники), изделия из манной крупы

Фрукты и ягоды: в натуральном виде, сухофрукты в запаренном виде, фруктовые и ягодные оладьи, желе, муссы

Фрукты и ягоды с высоким гликемическим индексом (финики, виноград, груши, инжир, бананы, мандарины, хурма, дыни, манго и пр.)

Специи и соусы: фруктовые и ягодные соусы, молочные и сметанные подливы, пряные травы и рубленая зелень (укроп, кинза, петрушка, тархун и пр.)

Острые и пряные соусы, кетчуп, перец, горчица, растения, содержащие щавелевую кислоту (щавель, ревень, шпинат и т. п.)

Напитки: кофе некрепкий или суррогат, чай некрепкий, чай с молоком, фруктовые и овощные соки (кроме не рекомендуемых), фруктовые и ягодные морсы, компоты из сухих и свежих фруктов, кисели, ягодные

квасы, щелочные минеральные воды без газа

Крепкий натуральный кофе, какао, крепкий чай, соки (банановый, грушевый, виноградный, манговый мандариновый, дынный), хлебный квас, пиво, сладкие газированные напитки

(кока-кола, спрайт, фанта и пр.)

Алкоголь: красные сухие виноградные вина (типа каберне) не более 200 г (не более 2–3 раз в неделю)

Крепкие алкогольные напитки (виски, водка, джин), десертные вина, белые сухие виноградные вина, пиво

Гастрономическая продукция на каждый день Хлеб – 200–250 г (из рекомендуемых сортов).

Масло сливочное – 10 г (добавка в готовые блюда или для бутербродов).

Масло растительное нерафинированное 20,0–30,0 (для заправки блюд).

Сахар – 20 г.

Соль – 5г (1 / 2 ч. ложки) для досаливания блюд.

Мед или варенье – 3–4 ч. ложки в день (вприкуску) с чаем.

В целях реализации Концепции государственной политики в области здорового питания РФ, одобренной постановлением Правительства РФ от 10.08.1998 № 917, для совершенствования организации лечебного питания и повышения эффективности его применения МЗ РФ издан приказ от 5 августа 2003 года № 330 «О мерах по совершенствованию организации лечебного питания в лечебно-профилактических учреждениях РФ». В соответствии с настоящим приказом вводится новая номенклатура диет (система стандартных диет), которая строится по принципу химического состава и объединяет ранее применявшиеся диеты номерной системы с использованием нозологического подхода и группового принципа организации диетического питания (диеты 1–15). Рекомендуемые для внедрения в ЛПУ стандартные диеты различаются по количественному и качественному составу основных пищевых веществ и микронутриентов, энергетической ценности, технологии приготовления блюд и среднесуточному набору продуктов и включают пять вариантов стандартных диет.

Таблица 1.2

Химический состав и энергетическая ценность стандартных диет

Показатель

Основная

(в т. ч.) щадящая

Высокобелковая

Низкобелковая

Низкокалорийная

Калорийность

2170–2400

2080–2690

2200–2650

1340–1550

Белки, %

15

18–21

4–9

21

Жиры, %

30

30–35

31–33

40

НЖК, %

7,5–8,3

7,4–9,5

7,5–9,0

9,3–10,7

МНЖК, %

10,1–11,2

10–13

10,2–12,3

13,9–16,1

ПНЖК, %

8,6–9,5

8,3–10,8

8,5–10,8

9,9–11,4

Холестерин, мг

300

300

300

300

Углеводы, %

55

48–52

60–63

39

ПВ, г

20–25

20–25

15–20

15–20

С целью оптимизации рационов питания в ЛПУ, согласно новой редакции приказа № 330, в стандартные диеты могут быть включены специализированные продукты питания и биологически активные добавки к пище (БАД): витаминно-минеральные комплексы, ПНЖК, класса омега-3 и 6 и пр. Это позволит индивидуализировать химический состав и энергетическую ценность лечебно-профилактических рационов питания применительно к состоянию пищевого статуса, особенностей клинического течения фазы и стадии заболевания, характера и тяжести патологических расстройств, особенностей течения реабилитационного (восстановительного) периода, нарушения процессов переваривания и всасывания пищевых веществ с учетом пола, возраста и уровня индивидуальных энерготрат пациентов. С полным правом эти положения приказа № 330 относятся и к разработанной нами полифакторной Профилактической диете, которая также может индивидуализироваться для каждого пациента с учетом вышеперечисленных требований. В качестве специализированных продуктов питания для включения в состав Профилактической диеты могут использоваться различные варианты круп, обогащенных витаминно-минеральными премиксами, растительные масла, обогащенные жирорастворимыми витаминами – антиоксидантами А и Е, а также фруктовые и овощные соки, молочные продукты, также обогащенные эссенциальными микронутриентами, и т. п. Кроме того, современные технологии позволяют получить новые оригинальные специализированные продукты питания, сочетающие в себе сбалансированный химический состав по макро- и микронутриентам и оптимальную усвояемость при минимальных ферментативных и энергетических затратах.

Примером таких оригинальных специализированных продуктов являются метаболически направленные смеси (линия Нутриенов российской корпорации «Нутритэк»; сбалансированные смеси на основе изолятов соевого белка – Нутринор, Нутримун и Нутрифиб компании «ДИСО», Россия; сбалансированная смесь на основе молочного белка Виталь Формель, Германия, и другие). Данные специализированные продукты представляют собой сухие белково-витаминноминеральные смеси. Эти специализированные продукты содержат широкий спектр незаменимых и заменимых аминокислот, обладают высокой степенью усвояемости, сопоставимой с усвояемостью молочных и яичных белков. Данные специализированные продукты рекомендованы Министерством здравоохранения и социального развития РФ для широкого включения в состав лечебно-профилактических рационов питания в ЛПУ и санаторно-курортных учреждениях, для их оптимизации (Методическое письмо от 23.12.2004). Примечательно, что данные специализированные продукты могут включаться в рационы питания как в виде самостоятельных блюд – источников полноценного белка, витаминов, минералов и пищевых волокон в дополнение к основному рациону или замещать одно из блюд стандартного рациона питания в зависимости от поставленных задач нутритивной поддержки. Кроме того, данные продукты могут включаться в рецептуру традиционных блюд пищевого рациона (диеты) для оптимизации их химического состава: каши, изделия из творога и яиц, рубленые изделия из мяса, рыбы, птицы и т. п.

Однако для некоторых категорий пациентов дополнительное включение в состав Профилактической диеты специализированных пищевых продуктов питания может оказаться недостаточным для обеспечения оптимальной суточной потребности в эссенциальных микронутриентах и минорных пищевых, учитывая повышенную потребность в них у данной категории пациентов. Например, пациенты, находящиеся на реабилитационных программах после перенесенных операций или обострения заболеваний ЖКТ, сопровождающихся малабсорбцией; беременные и кормящие женщины, дети и подростки, пациенты пожилого возраста, пациенты молодого и среднего возраста, активно занимающиеся спортом и т. п. Для оптимизации рационов питания данным категориям пациентов в состав Профилактической диеты, помимо специализированных пищевых продуктов, необходимо включать нутрицевтики: витаминно-минеральные комплексы, ПНЖК, класса омега-3, биофлавоноиды, каротиноиды, продукты, обладающие бифидогенной активностью (олигосахариды, инулин и т. п.). Практическая реализация полифакторной Профилактической диеты не требует серьезных структурных перестроек существующих рабочих мощностей пищеблоков.

Примерный перечень специализированных пищевых продуктов, нутрицевтиков и фармаконутриентов, рекомендуемых для включения в состав полифакторной Профилактической диеты

В данный перечень включены специализированные пищевые продукты и нутрицевтики, прошедшие государственную регистрацию и имеющие сертификаты качества и безопасности и разрешение на их применение на территории РФ, в соответствии с Федеральным законом № 52-ФЗ от 12 марта 1999 года «О санитарноэпидемиологическом благополучии» (с изменениями и дополнениями от 30.12.2001, 10.01.2003, 30.06.2003, 22.08.2004); а также Федеральным законом № 29 от 2 января 2000 года «О качестве и безопасности пищевых продуктов» (с изменениями от 30.12.2001, 10.01.2003, 30.06.2003, 22.08.2004), и показавшие при клиническом исследовании терапевтическую эффективность коррекции нарушенного пищевого статуса пациентов.

№ п / п

Наименование продукта

Страна и фирмапроизводитель

СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ПИЩЕВЫЕ ПРОДУКТЫ

Сухие метаболически направленные смеси и сбалансированные белково-композитные смеси

1.

Нутринор

ООО МЦЛП «ДИСО»,

Россия

2.

Ну рт имун

3.

Ну р фт и иб

4.

Ну рт иэн Гепа – при заболеваниях печени

5.

Ну рт иэн Нефро – при почечной патологии

6.

Нутриэн Диабет – для больных с сахарным диабетом

7.

Нутриэн Пульмо – для больных с патологией органов дыхания

8.

Нутриэн Иммун – для больных, имеющих иммунод ф це и иты

9.

Нутриэн Остео – сбалансированная смесь с повышенным количеством белка, кальция и витамина С

10.

Нутриэн Стандарт – полноценная сбалансированная смесь

11.

Гель «Водоросли бурые, гомогенизированные для лечебного, диетического и пр фо илактического питания»

Компания «Сумма технологий», Россия

Для динамической оценки пищевого статуса и подбора метаболических средств для его индивидуальной коррекции разработана экспертная компьютерная программа, позволяющая проводить индивидуальную оценку пищевого статуса пациентов и подбирать метаболические средства для его коррекции, включающие индивидуально подобранный вариант профилактической диеты, специализированные (функциональные) продукты питания и биологические активные добавки к пище, нутрицевтики и фармаконутриенты (биокорректоры). Основу данной программы составляет единый алгоритм исследования пищевого статуса, включающий результаты анкето-опросного, антропометрического, физикального, инструментального и биохимического исследований, данные анализа индивидуального рациона питания. На основании результатов исследований формируется интегральное заключение о состоянии пищевого статуса пациентов, уточняются возможные этиопатогенетические механизмы, вызывающие и поддерживающие нарушение пищевого статуса, и составляется индивидуальная программа его коррекции метаболическими средствами. В базу данных программы включен химический состав более пятисот блюд, а также пятидесяти специализированных продуктов, нутрицевтиков и фармаконутриентов, официально разрешенных Росздравом для использования в лечебно-профилактическом питании.

Использование компьютерной программы позволит создать базу данных, включающую результаты динамического исследования пищевого статуса пациентов, оценивать эффективность профилактической диеты в программах первичной и вторичной профилактики заболеваний, в том числе на этапе реабилитации.

Кроме того, анализ результатов продольных исследований позволит оценить эффективность использования разработанной компьютерной экспертно-консультативной программы и уточнить показания для включения в состав индивидуальных оздоровительных и профилактических рационов питания, основу которых составляет разработанная полифакторная Профилактическая диета, конкретных специализированных пищевых продуктов, нутрицевтиков и фармаконутриентов.

Таким образом, предложенный нами алгоритм оценки пищевого статуса и коррекции выявленных нарушений метаболическими средствами представляет собой единый «оздоровительно-профилактический» конвейер, базовой основой которого является кабинет оздоровительного и профилактического питания.

Кабинет оздоровительного и профилактического питания может быть организован в составе центров и отделений восстановительной медицины и реабилитации, санаторно-курортных учреждений, центров профилактической медицины, спортивно-оздоровительных центров и т. п.

Кабинеты оздоровительного и профилактического питания должны являться методической и базовой основой для практической реализации задач восстановления нарушенного пищевого статуса всех категорий россиян, способствующей распространению знаний о значении здорового и оптимального питания среди медицинских работников, методистов фитнес-клубов и оздоровительных центров, тренеров, а также широких слоев населения России не только для сохранения здоровья здоровых, но и приоритетной роли оптимального питания для восстановления нарушенного здоровья вследствие заболеваний, травм, а также профилактики рецидивов заболеваний и их хронизации.

Необходим стандартный алгоритм в рамках единой сертификационной программы по оснащению и методологическим подходам оценки пищевого статуса пациентов в кабинетах оздоровительного и профилактического питания – использование стандартного оборудования: ростомеров, весов с анализатором жира, компьютернодиагностических комплексов по определению состава тела, денситометров, аппаратных комплексов для интегральной экспресс-оценки функции сердечно-сосудистой системы, анализаторов для проведения экспресс-анализов показателей, характеризующих клиникобиохимический и иммунологический статусы пациентов и пр.

1.4. Обоснование использования натуральных продуктов в реабилитационных и профилактических программах при различных заболеваниях

Важная роль в восстановлении здоровья и профилактике заболеваний принадлежит сбалансированному питанию, которое создает условия для оптимального физического и умственного развития, поддерживает высокую работоспособность, повышает способности организма противостоять воздействию неблагоприятных факторов внешней среды, определяет возможность легче переносить заболевание, физические и психоэмоциональные нагрузки. Рассмотрение пищи как сложного химического комплекса, содержащего тысячи основных и минорных компонентов, способных оказывать разнообразные физиологические эффекты, дает возможность использовать отдельные компоненты диеты или рацион в целом, а также продукты заданного химического состава для восстановления нарушенной биохимической адаптации (A. M. Покровский).

В настоящее время приходится признать, что тот опыт и знания, которые были накоплены человечеством в отношении понимания процесса питания, то есть процесса взаимодействия организма с пищей, и те методы, способы и подходы, которые применялись для оптимизации процесса питания, в целом оказались несостоятельны. Какие бы системы питания мы ни рассматривали (будь то раздельное питание, вегетарианство, белковые, низкокалорийные, сбалансированные, обезжиренные, разгрузочные, витаминизированные, микроэлементные, очистительные диеты и т. д.), ни одна из этих систем даже в комплексе не может претендовать на универсальность, то есть не может быть успешно применена любым человеком. Более того, большинство известных дефицитных систем питания, к которым наиболее часто прибегают люди с целью оздоровления, часто впоследствии приводят к прямо противоположному эффекту. Это означает, что мы должны искать и разрабатывать новые подходы к оптимизации питания современного человека, тем более что постоянно меняющаяся, к сожалению, не в лучшую сторону экобиосфера, в которой человек существует, ставит эту задачу на одно из первых мест (Н. Л. Воробьева). По данным отечественных и зарубежных специалистов, ошибки в структуре питания современного человека стали одним из ведущих факторов риска развития и распространения большинства хронических неинфекционных заболеваний. Длительное нарушение питания может привести к разнообразным изменениям, в основе которых лежат изменения метаболизма клеток, связанные либо с повреждением генетического аппарата, либо с недостаточностью незаменимых компонентов пищи или с их избыточностью.

Причинами этого являются воздействие экопатогенов окружающей среды, современные интенсивные технологии производства продуктов питания, характеризующиеся потерей эссенциальных (жизненно необходимых) микронутриентов на всех этапах производства, высокотемпературные режимы приготовления блюд, необоснованная ориентация врачей на использование синтетических лекарственных препаратов, вызывающих «фармакологическую» мальабсорбцию, которая еще больше усугубляет дефициты эссенциальных нутриентов и т. п. По мнению директора Института питания РАМН, академика В. А. Тутельяна, главным фактором, наносящим непоправимый, на несколько порядков больший урон здоровью человека, чем экологическая загрязненность и психосоциальные стрессы, вместе взятые, является нарушение структуры питания. В настоящее время у 70–90 % населения России определяется дефицит в рационе витамина С, у 55–60 % – витаминов Е, А и бета-каротина; у трети населения – витаминов В-комплекса и фолиевой кислоты. Отмечаются рост заболеваемости и ухудшение антропометрических показателей среди детей и подростков по всем группам болезней, имеющих отношение к алиментарному (пищевому) фактору – анемия, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, гастриты и дуодениты, болезни эндокринной системы, нарушения обмена веществ. Однако более серьезные негативные последствия нарушения пищевого статуса касаются лиц, имеющих хронические неинфекционные заболевания, больных, находящихся на стационарном лечении, беременных и кормящих женщин, а также детей и подростков, нуждающихся для интенсивного роста и развития в повышенной обеспеченности эссенциальными макро- и микронутриентами. Эпидемиологические исследования, проведенные сотрудниками Института питания РАМН в различных регионах России, свидетельствуют о том, что более чем у 50 % больных, госпитализированных в хирургические и терапевтические стационары, имеются выраженные нарушения пищевого статуса в результате недостаточности питания или вследствие хронических заболеваний, особенно желудочно-кишечного тракта. Так, у 20 % больных, поступающих в стационары, диагностировано истощение и недоедание, у 50 % – нарушение липидного (жирового) обмена, до 90 % имеют признаки гипо- и авитаминоза, более 50 % обнаруживают изменения иммунного статуса.

В резолюции № 57.17 «Глобальная стратегия ВОЗ в области здорового питания, физической активности и здоровья», утвержденной Всемирной ассамблеей здравоохранения 22 мая 2004 года, констатируется, что «…в настоящее время наблюдается глубокий сдвиг в структуре основных причин смертности и заболеваемости в большинстве стран. В глобальном масштабе резко увеличилось бремя неинфекционных болезней. Так, в 2001 году на неинфекционные болезни приходилось почти 60 % из числа 56 миллионов смертей и 47 % общего бремени болезней. Профилактика этих болезней, учитывая прогнозируемый их рост в будущем, представляет собой важную проблему общественного здравоохранения… здоровье является ключевой детерминантой развития и предварительным условием экономического роста… и инвестиции в здоровье являются важным условием экономического развития». Сформировался своеобразный порочный круг, когда, с одной стороны, для восстановления нарушенной функции адаптационных, регулирующих механизмов организма требуется повышенная обеспеченность эссенциальными нутриентами, с другой стороны, невозможность осуществления этого только за счет стандартных рационов питания. Ключом к решению вопроса о восполнении недостающих нашему организму эссенциальных макро- и микронутриентов для оптимизации рационов питания, без увеличения до немыслимых объемов потребляемой пищи, что может инициировать патологический процесс, является регулярное включение в рационы питания всех категорий населения специализированных пищевых продуктов, обогащенных жизненно необходимыми дефицитными макро- и микронутриентами, метаболически ориентированных смесей, сбалансированных смесей, нутрицевтиков (витаминно-минеральных комплексов, ПНЖК класса омега-3 и 6 и пр.) и фармаконутриентов (препаратов на основе лекарственных и пищевых растений, морепродуктов, продуктов пчеловодства и пр.). Решить проблему питательной недостаточности путем использования стандартных диетических столов достаточно сложно, так как из общей калорийности рассчитанного диетического рациона фактическое поступление больному не превышает 60 %. Кроме того, трудно составить сбалансированный рацион из естественных продуктов питания, особенно по витаминам, микроэлементам, минералам, ПНЖК омега-3, биофлавоноидам и другим эссенциальным микронутриентам. Существенное значение в недостаточности питания и усвоения диетического рациона имеет и состояние пациента, особенно в период обострения или «разгара» заболевания – снижение аппетита, лихорадка, диспепсические расстройства и т. п., что приводит к уменьшению фактического потребления пищи или отказу от ее приема, особенно при сопутствующих дисфункциях системы пищеварения, когда пациент не может не только нормально переварить, но и усвоить состав предложенного пищевого рациона питания.

Исходные нарушения питания, недостаточность питания больного и неадекватная коррекция метаболических нарушений в значительной степени снижают эффективность лечебных мероприятий, увеличивают риск осложнений, отрицательно влияют на продолжительность пребывания больных в стационаре, снижают функциональные резервы организма, его адаптационный потенциал не только у больных, но даже у условно здоровых и здоровых пациентов. Кроме того, учитывая то, что витамины и минералы выполняют кофакторную и коферментную функции энзимов, при их круглогодичных дефицитах в рационах питания естественно предположить одновременные отклонения функциональной активности многих органов и систем организма, то есть формирования полисистемных дисфункций. При отсутствии своевременного медицинского вмешательства данное состояние может реализоваться в полисистемный патологический симптомокомплекс, например метаболический синдром. Доказательством этому служат данные медицинской статистики, подтверждающие рост полисистемной патологии у пациентов.

Одновременные отклонения в системе метаболического гомеостаза при проживании в состоянии маладаптации, свойственных большинству россиян хронических неинфекционных заболеваниях, а также критических состояниях у больных (после оперативного вмешательства, сочетанного травматического повреждения, инфаркта миокарда, острого нарушения мозгового кровообращения и пр.) определяют многокомпонентность программы коррекции метаболических нарушений и нутритивной поддержки. В период, когда естественный путь восполнения прогрессирующих дефицитов основных питательных веществ исключен или значительно ограничен, особое значение в комплексе лечебных и реабилитационно-профилактических мероприятий приобретает включение специализированных продуктов питания (метаболически ориентированных и сбалансированных смесей), а также натуральных продуктов на основе гидробионтов, продуктов пчеловодства, лекарственных и пищевых растений и пр. (нутрицевтиков и фармаконутриентов) в лечебные и реабилитационно-профилактические пищевые рационы. Включение специализированных пищевых и натуральных продуктов (нутрицевтиков и фармаконутриентов) в рационы питания всех категорий россиян этиопатогенетически оправданно.

Это позволит:

во-первых, достаточно легко и быстро, не повышая калорийность рациона, ликвидировать повсеместно обнаруживаемый у большинства взрослого и детского населения России дефицит витаминов, минеральных веществ и других микронутриентов; во-вторых, в максимально возможной степени индивидуализировать питание конкретного здорового человека в зависимости от потребностей, существенно отличающихся не только по полу, возрасту, интенсивности физической нагрузки, но и в связи с генетически обусловленными особенностями биохимической конституции; в-третьих, в максимально возможной степени удовлетворить измененные физиологические потребности в пищевых веществах больного человека; в-четвертых, одновременно с восполнением недостаточного поступления с пищей необходимых для жизнедеятельности микронутриентов БАД могут быть также использованы в качестве вспомогательных средств при первичной и вторичной профилактике, а также в комплексном лечении таких широко распространенных заболеваний, как ожирение, атеросклероз и другие сердечно-сосудистые заболевания, злокачественные новообразования, иммунодефицитные состояния, заболевания системы пищеварения, заболевания опорно-двигательного аппарата, органов зрения, эндокринной системы, болезни почек и мочевыводящих путей и множество других.

На рубеже XXI века академиком РАМН В. А. Тутельяном выдвинута концепция «оптимального питания населения России».

Во-первых, это сохранение преимущественного питания человека натуральными, разнообразными и высококачественными продуктами питания.

Во-вторых, использование специализированных (функциональных) пищевых продуктов, получаемых путем введения в состав пищевого сырья или традиционных пищевых продуктов, дефицитных для населения страны, макро- и микронутриентов (витаминов, минеральных веществ, пре- и пробиотиков, ПНЖК и пр.).

В-третьих, широкое внедрение в питание населения страны БАД к пище – макро- и микронутриентов, пре- и пробиотиков и других биологически активных веществ природного происхождения.

Под оптимальным питанием следует понимать правильно организованное и соответствующее физиологическим ритмам (завтрак, обед, ужин) снабжение организма хорошо приготовленной, питательной и вкусной пищей, содержащей адекватное количество эссенциальных нутриентов, необходимых для его развития и функционирования.

Согласно формирующейся современной медицинской концепции, функциональные пищевые продукты и БАД к пище с полным правом можно отнести к метаболической терапии, включающей в себя три способа исправления дефектов «биологического конвейера» клеточного метаболизма, являющегося главной причиной возникновения и распространения хронических неинфекционных, алиментарнозависимых заболеваний:

а) дезинтоксикационная терапия – комплекс лечебных мероприятий, при которых предусматриваются многочисленные методы нейтрализации, элиминации и выведения из организма накапливающихся патогенных метаболитов и продуктов обмена за счет использования различного рода сорбентов (пищевые волокна, альгинаты, сборы лекарственных растений, активирующие работу органов выделения и пр.);

б) редукционная терапия – лечебные мероприятия, направленные на восстановление функций ферментов путем введения в организм кофакторов – витаминов, минералов и пр. К редукционной терапии можно отнести специализированные (функциональные) пищевые продукты питания, содержащие витамины и минеральные вещества, а также нутрицевтики (витамины, макро- и микронутриенты, витаминно-минеральные комплексы, ферменты и пр.);

в) аддитивная терапия (от латинского additio – прибавляю)  – когда предусматривается введение в организм дефицитных продуктов промежуточного обмена. Теоретической предпосылкой этого направления лечения может служить возможность ассимиляции нутриентов, различных по составу и сложности. Вообще говоря, аддитивная терапия является одной из главных составляющих метаболической терапии, учитывая интеграцию метаболических путей в организме, происходящих в клетке.

Как следует из определения аддитивной терапии и интеграции метаболических путей в организме, к аддитивной терапии можно отнести и аминокислоты, пре- и пробиотики, ферменты, фитофармаконутриенты, продукты пчеловодства, морепродукты, цитамины и пр. Оптимальное питание подразумевает прежде всего использование рациональных, сбалансированных по нутриентному составу пищевых рационов, включающих разнообразные традиционные продукты питания, специализированные (функциональные) пищевые продукты, нутрицевтики и фармаконутриенты.

Несомненно, что одними из главных критериев для приоритетного включения тех или иных натуральных продуктов в реабилитационно-профилактические программы должны быть следующие:

во-первых, данные продукты должны обладать системным физиологическим действием, то есть способствовать восстановлению нарушенных функций нескольких органов и систем организма; во-вторых, данные продукты должны оказывать на организм оптимальные метаболические эффекты, то есть обладать детоксикационными, редукционными и аддитивными свойствам; в-третьих, должны быть безопасными, то есть соответствовать эпидемиологическим и гигиеническим требованиям, предъявляемым к данной категории продуктов; в-четвертых, способствовать достижению и поддержанию достигнутых положительных терапевтических эффектов на фоне снижения или полной отмены аналогичных по терапевтическим эффектам синтетических фармакологических препаратов.

Из практического опыта известно, что разделение метаболической терапии на отдельные составляющие весьма условно, так как многие овощи, фрукты, пищевые и лекарственные растения, морепродукты, продукты пчеловодства и пр. могут, согласно своей функциональной и биологической активности, выполнять функции сразу трех составляющих метаболической терапии. Например, свекла, морковь, яблоки, люцерна, водоросли, сборы лекарственных растений и пр. обладают и сорбционными свойствами, способствуя сорбции и выведению из организма продуктов обмена и ксенобиотиков, восполняют витаминно-минеральный дефицит, активируя работу ферментов, и, при соответствующей биотрансформации, улучшают промежуточный метаболизм. Кроме того, при составлении индивидуальных реабилитационно-профилактических нутритивных программ, включающих оптимальное питание и фитофармаконутриенты для восстановления нарушенных функций органов и систем организма, мы можем комбинировать специализированные пищевые продукты, нутрицевтики и фармаконутриенты, не опасаясь негативных взаимодействий, снижения эффективности ребилитационно-профилактических мероприятий или увеличения токсичности. Более того, именно комбинация данных компонентов в рационах питания россиян позволит обеспечить их адекватную индивидуальную оптимизацию, повысит терапевтический эффект рациона питания, поскольку на протяжении эволюции между большинством макро- и микронутриентов, одновременно присутствующих в полноценной пище, сложились тесные синергетические взаимоотношения. Кроме того, такая тактика в организации нутрициологической поддержки пациентов позволит снизить дозу и сроки использования синтетических фармакологических средств при их совместном применении с нутрицевтиками и фармаконутриентами, минимизирует негативные эффекты синтетических лекарственных средств на органы и системы организма. Это особенно оправданно в восстановлении нарушенных функций органов и систем организма при сочетанной патологии, которая все чаще диагностируется у пациентов, обращающихся за медицинской помощью, так как комбинация нескольких синтетических фармакологических средств в данной ситуации может способствовать полипрагмазии.

Не отрицая приоритетной роли белковой обеспеченности индивидуального оптимального рациона питания, которая коррегируется за счет белковой составляющей основного рациона питания (мясо, рыба, птица, яйца, молочные продукты, бобовые и пр.), а также индивидуального назначения специализированных пищевых продуктов (метаболически направленные смеси, сбалансированные смеси и т. п.), необходимо учитывать обеспеченность реабилитационно-профилактических схем и другими эссенциальными веществами, играющими важную роль в регуляции метаболизма, поддержании оптимального гомеостаза и высокого адаптационного потенциала организма: пищевыми волокнами, витаминами, минералами, полиненасыщенными жирными кислотами, особенно класса омега-3, продуктами, обладающими пре- и пробиотической активностью и т. п. Важно в данной ситуации выбирать натуральные продукты, которые могли бы оказывать системные биологическое и физиологическое действия на организм и способствовали бы не только восстановлению нарушенной функциональной активности в работе его органов и систем, но повышали бы функциональные резервы организма и его антистрессовый потенциал. Кроме того, выбор таких «универсальных» продуктов не только минимизирует и упрощает составление реабилитационных и профилактических программ, но и делает их более понятными и привлекательными не только с физиологической, но и с экономической стороны.

С учетом этого наиболее аргументированным видится включение в реабилитационно-профилактические программы следующих классов продуктов:

  • Морепродукты (гидробионты), так как, с одной стороны, входящие в их состав пищевые волокна (альгиновая кислота и ее соли) оказывают выраженное антитоксическое действие на организм за счет сорбции и последующей элиминации солей тяжелых металлов, радионуклеидов и ксенобиотиков из организма, стимулируют производство защитной слизи в ЖКТ, бронхах и мочеполовой системе, восстанавливают нарушенную структуру клеточных мембран, обладают выраженной тромболитической активностью; с другой стороны, широкий спектр витаминов, минералов, аминокислот, полисахаридов позволяет рассматривать препараты из морепродуктов в качестве важных составляющих редукционной и аддитивной терапии.

А) линия «Эйконол», основой производства которых являются жир глубоководных морских рыб и другие активные эссенциальные факторы питания: «Эйконол», «Эйфитол», «Посейдонол», «Бифэйнол», «Эйкозим», «Эйхлофил» и пр. (ЗАО НПП «Тринита», Россия);

Б) препараты на основе водорослей: оригинальный гель «Водоросли бурые, гомогенизированные для лечебного, диетического и профилактического питания», имеющий несколько разновидностей, которые могут служить базовой матрицей для создания оригинальных кулинарных изделий, специализированных профилактических продуктов, косметических лечебно-профилактических средств (НПО «Сумма технологий», Россия); «Марина», «Ламирант» (ЗАО НПП «Тринита», Россия) и пр.

  • Препараты на основе продуктов пчеловодства: линия «Эпамы»и серия ион-структурированных бальзамов «Сибирский прополис», основу которых составляют прополис и лекарственные растения; линия медовых композиций – «Кардиовит», «Энтеровит», «Гепатовит», «Панкреовит», «Нефровит»; «Апиви», основу которых составляют пчелиный мед и лекарственные растения (корпорация «Сибирское здоровье», Россия) и пр.
  • Витаминно-минеральные комплексы: «Ритмы здоровья», «Витакальций», «Витаселен», «Витахром», «Витаферрум», «Витацинк» (корпорация «Сибирское здоровье», Россия); «Кудесан», «Алфавит», «Витаминерал» (компания «Аквион», Россия); «Посейдонол», «Эйкозим», «Марина» (ЗАО НПП «Тринита», Россия) и пр.
  • Препараты, содержащие пре- и пробиотические факторы: «Бифейнол», «Эуэйнол Ламиран», «Марина» (ЗАО НПП «Тринита», Россия); линия «Лимфосанов», «Актифайбер», ионструктурированный бальзам «Агатовый» на основе прополиса и растений (корпорация «Сибирское здоровье», Россия); «Ламинолакт», «Бакфир Авелакт» (компания «Авена», Россия); «Бифистим» («Биомед», Россия) и пр.

Для «адресной» коррекции нарушенной функции определенных органов и систем организма, наряду с рекомендуемыми нами группами натуральных продуктов, в индивидуальные реабилитационно-профилактические программы могут включаться фитоформулы, препараты на основе органов животных (цитамины), обладающие приоритетной, «адресной» протективной активностью, например гепатопротекторы, кардиопротекторы, нейропротекторы и пр.

Итак, какие правила при составлении индивидуального рациона питания надо соблюдать, чтобы он считался оптимальным и оказывал максимальный оздоровительный или профилактический эффект на организм?

Во-первых, необходимо соблюдать энергетический баланс – энергетические траты организма в течение суток должны соответствовать энергии, получаемой с пищей за этот же период. Энерготраты организма в течение суток определяются суммарным показателем  – энергией, затрачиваемой на основной обмен (энергией, необходимой организму для поддержания его жизнедеятельности в состоянии абсолютного покоя), энергией, затрачиваемой на специфическое динамическое действие пищи (энергией, необходимой на переваривание пищи и ассимиляцию нутриентов), которая составляет 10–15 % от энергии основного обмена, энергией, затраченной человеком на производстве, энергией, необходимой для выполнения домашней работы, энергией для дополнительных занятий спортом и т. п. Энергию основного обмена можно рассчитать по формуле: 1 ккал / кг / час  24. Энергию, затраченную на проведение производственных операций, энергию, затраченную на работу по дому, занятия спортом и т. п., можно определить с помощью соответствующих таблиц.

Во-вторых, необходимо соблюдать определенные взаимоотношения между отдельными составляющими пищевого рациона, как между макронутриентами (белками, жирами, углеводами), так и между микронутриентами (микроэлементами, ПНЖК и пр.). Например, оптимальной считается формула, согласно которой белки должны обеспечивать 13–15 % энергетической потребности рациона (при соотношении животных и растительных белков 1:1), жиры – 25–30 % (при соотношении животных и растительных жиров 2:1 или 1:1). На долю углеводов должно приходиться примерно 55–60 % обеспечения суточной потребности организма энергией, причем доля легкоусвояемых углеводов должна составлять не более 10 %. Оптимальным для усвоения кальция и фиксации его в костной матрице считается его соотношение с фосфором и магнием 2:1, а оптимум усвоения и биологической активности ПНЖК омега-6 и 3 в организме наблюдается при соотношении 5:1 или 10:2.

B-третьих, состав пищевого рациона должен быть максимально разнообразным, то есть включать в себя животные и растительные белки (мясо, птица, рыба, яйца и молочные продукты, грибы, бобовые, орехи); животные и растительные жиры (молоко и молочные продукты, рыбу, растительные масла); пищевые волокна, витамины, макро- и микронутриенты (крупы, хлебобулочные изделия, овощи и фрукты, растительные пряные растения, продукты пчеловодства, виноградные эликсиры и пр.).

В-четвертых, на фоне выраженной гиподинамии, присущей большинству россиян (более 55 % россиян имеют избыточный вес или страдают различной степенью ожирения), в рационе питания необходимо ограничивать животные жиры (жирные сорта мяса и птицы, субпродукты, молоко и молочные продукты жирностью выше 2,5 % и т. п.), а также продукты с высоким гликемическим индексом (хлеб и хлебобулочные изделия из пшеничной муки высшего сорта, торты, пирожные, конфеты, зефир, пастилу, сладкие газированные напитки, сахар, пиво, крепкие алкогольные напитки, мороженое, манную крупу, шлифованный рис, картофельные чипсы, продукты типа fast food и пр.).

В-пятых, необходимо соблюдать режим питания – принимать пищу в одно и то же время. При такой организации питания организм своевременно подготавливается к приему пищи: выделяются максимальные по активности желудочный и кишечные пищеварительные соки, ферменты, что обеспечивает оптимальный процесс переваривания пищи и всасывания питательных веществ.

В-шестых, есть надо чаще и понемногу – 4–5 раз в сутки, это будет способствовать оптимальной возможности организма усвоить и с максимальной пользой для себя переработать питательные вещества, не вызывая перенапряжения функции желудочно-кишечного тракта.

В-седьмых, учитывая, как указывалось раньше, невозможность обеспечения суточной потребности организма в эссенциальных макро- и микронутриентах только за счет стандартных рационов питания, необходимо включать в состав пищевого рациона, с целью его индивидуальной оптимизации, специализированные (функциональные) продукты питания (метаболически ориентированные смеси, сбалансированные смеси, белковые модули), а также нутрицевтики (витаминно-минеральные комплексы) и фармаконутриенты, основой производства которых являются продукты пчеловодства, морепродукты, органы молодых животных (цитамины), пищевые и лекарственные растения и т. п.

В-восьмых, для поддержания оптимального состояния водносолевого обмена необходимо соблюдать определенный индивидуальный питьевой режим и уровень потребления соли. Уровень жидкости, употребляемой за сутки, должен составлять в среднем 1,5–2 л (40 мл на 1 кг должного веса). Соль ограничивается 10 г в сутки, то есть допускается досаливание пищи, приготовленной без соли в дозе 5 г (1 ч. ложка).

В-девятых, допускаются все виды кулинарной обработки при приготовлении продуктов, кроме жарения. Блюда пищевого рациона должны быть привлекательны на вид, обладать хорошими вкусовыми качествами, что обеспечит максимальный эмоциональный комфорт процесса принятия пищи и несомненный оздоровительный эффект для организма.

Употребление специализированных (функциональных) продуктов питания и нутрицевтиков в составе традиционного рациона питания может продолжаться практически неограниченное время, учитывая полинутриентные дефициты эссенциальных макро- и микронутриентов в рационах питания большинства россиян для оптимальной функции адаптационных и приспособительных механизмов. Включение же фитофармаконутриентов (биокорректоров) аргументированно лишь в виде этапного или курсового применения на фоне клинической картины заболевания, особенно в период реабилитации (восстановления здоровья после перенесенного заболевания или оперативного вмешательства), а также в составе профилактических программ при угрозе эпидемических вспышек (например, распространении гриппа) и сезонных десинхронозах (например, курсовой прием растительных адаптогенов ранней весной и поздней осенью), а также при повышенной потребности в них, например при занятиях спортом, диагностированных факторах риска неинфекционных заболеваний и т. п.

Стратегию оптимизации питания населения России необходимо рассматривать в трех взаимосвязанных аспектах:

во-первых, профилактическом (массовом), при котором оптимизация питания должна касаться всех категорий населения России и базироваться на среднестатистических подсчетах энерготрат, свойственных значительным по количеству группам населения, ограниченных или характером выполняемой работы, или регионом проживания, или возрастной категорией (дети и пожилые люди), или и тем и другим одновременно. Профилактическая (массовая) оптимизация рационов питания должна состоять из базовых сбалансированных рационов питания, специализированных (функциональных) пищевых продуктов и/ или нутрицевтиков. Профилактическая оптимизация рационов питания коснется прежде всего тех жителей России, которые проживают в условиях мальадаптации или здоровы, то есть 60 % россиян; во-вторых, лечебно-реабилитационном, для тех категорий россиян, у которых уже диагностированы какие-либо заболевания или выявлены факторы риска (предболезнь). В данной ситуации оптимальное питание должно подбираться строго индивидуально с учетом пола и возраста пациента, степени компенсации патологического процесса, уровня функциональных резервов организма и пр. В состав рациона питания с целью его оптимизации необходимо включать специализированные (функциональные) продукты питания, нутрицевтики и фитофармаконутриенты (биокорректоры), учитывая повышенную потребность организма в индивидуальных нутриентах в период болезни и реабилитации.

Предложенная нами тактика ведения пациентов позволит значительно уменьшить дозу и сроки использования синтетических лекарственных средств и сведет к минимуму их отрицательный побочный эффект на организм. Естественно, что лечебная и реабилитационная оптимизация рациона питания будет носить этапный характер, ограниченный временем течения болезни и периодом реабилитации; в-третьих, промежуточное положение между профилактической и лечебно-реабилитационной оптимизацией рационов питания занимает так называемая «профессиональная» оптимизация рационов питания, которая касается спортсменов, артистов балета, лиц, занимающихся оздоровительными методиками, и некоторых других категорий населения. С одной стороны, это практически здоровые люди, и для них вполне приемлем массовый (профилактический) вариант оптимизации рациона питания. С другой – в соответствии с их профессиональной деятельностью оптимизация рационов питания данной категории пациентов должна носить индивидуальный, «программный» характер. «Профессиональная» оптимизация должна включать в себя базовый сбалансированный пищевой рацион, специализированные (функциональные) пищевые продукты и/ или нутрицевтики, включаемые в рацион питания с целью его индивидуальной оптимизации. При необходимости в рационы питания могут включаться и фармаконутриенты (биокорректоры).

Выводы

  • Индивидуальное оптимальное питание, необходимое для достижения максимального лечебно-профилактического эффекта, должно складываться из сбалансированного по основным макрои микронутриентам базового рациона питания и целенаправленного использования специализированных (функциональных) пищевых продуктов и/ или нутрицевтиков и фармаконутриентов (биокорректоров) для его оптимизации.
  • Оптимальное питание должно подбираться индивидуально, то есть должно соответствовать энергетическим и нутрициологическим потребностям конкретного человека с учетом его пола, возраста, психофизического статуса, а также интенсивности и характера выполняемой работы, дополнительных занятий спортом, наличия или отсутствия заболевания, характера проводимого лечения и т. п.

1.5. Офисное питание

Оптимальное, рациональное питание – это и своевременное снабжение организма пищей, содержащей жизненно важные для него питательные вещества в оптимальных количествах с учетом характера труда человека и его индивидуальных особенностей: пола, возраста, роста, веса, дополнительных занятий спортом и т. п. Стандартный набор комплексного корпоративного обеда должен включать первое блюдо (супы), горячий гарнир с мясом, рыбой или птицей на второе, салат, напиток и десерт.

При организации корпоративного питания необходимо соблюдение следующих биологических основ питания человека:

  • Потребность человека в энергии и пищевых веществах зависит от пола, возраста и характера выполняемой работы.
  • Расход организмом энергии пищевых веществ должен уравновешиваться поступлением их с пищей.
  • Органические и минеральные вещества должны быть сбалансированы между собой применительно к потребностям организма, то есть должны быть представлены в определенных соотношениях.
  • Организм человека нуждается в поступлении ряда органических веществ в готовом виде (витаминов, минеральных веществ, ряда аминокислот и полиненасыщенных жирных кислот), не имея возможности синтезировать их из других веществ пищи.
  • Сбалансированность пищи достигается за счет ее разнообразия, включения в рацион пищевых продуктов разных групп.
  • Воздействие пищи может усилить или ослабить работу системорганизма. Усиление под действием пищи одних функций может сопровождаться ослаблением других. Человек поставлен природой перед выбором целей питания: какую из функций он желает усилить, а чем можно поступиться.
  • Пища должна быть безопасной для человека, а применяемые кулинарные приемы ее приготовления не должны ему вредить.
  • Работа организма подчинена определенным биоритмам. Следуя им, человек должен соблюдать режим питания.
  • Распределение количества пищи и набор блюд по отдельнымприемам зависит от возраста, характера трудовой деятельности, наличия или отсутствия определенных заболеваний, от того, в какое время суток человек работает, веса и роста человека, индивидуальной переносимости определенных продуктов питания и пр.

Офисное питание должно основываться на следующих базовых принципах:

Во-первых, питание должно быть разнообразным для получения максимального количества жизненно необходимых макро- и микронутриентов (белков, жиров, углеводов, витаминов, минералов, полиненасыщенных жирных кислот класса омега-3 и 6, биофлавоноидов и пр.).

Во-вторых, учитывая напряженный интеллектуальный характер работы сотрудников офиса, с одной стороны, и малую подвижность – с другой, состав рациона питания должен содержать достаточное количество продуктов, обладающих энергетическим потенциалом (крупы, овощи, фрукты), на фоне ограничения продуктов, содержащих быстроусвояемые углеводы с целью профилактики нарушения обмена веществ (ожирение, инсулинонезависимый сахарный диабет, пищевая аллергия и т. п.).

В-третьих, при составлении офисного рациона питания необходимо обязательно учитывать индивидуальный биоритм сотрудников («совы», «жаворонки», «голуби»), состав пищевого рациона которых должен отличаться как в качественном, так и в количественном отношении.

В-четвертых, из питания исключаются продукты типа fast food, жареные и консервированные блюда из мяса, рыбы и птицы, заменители сахара, субпродукты, майонез, острые соусы и маринады, ограничивается соль, вместо которой для придания блюдам большей пикантности можно добавлять сок лимона или грейпфрута, пряную зелень и т. п.

Примерное меню стандартного офисного питания

  • Салаты, включающие различные комбинации овощей, фруктов, морепродуктов, животных и растительных белков, содержащих оптимальный аминокислотный состав (различные виды сыров – жирность не выше 25 %, яйца, рыбу, бобовые и т. п.).
  • Первое блюдо – вегетарианские супы, а в жаркую погоду – холодные первые блюда – фруктовые супы, свекольники, вегетарианские окрошки и пр. – 250–300 мл.
  • Второе блюдо – различные изделия из нежирных сортов мяса, рыбы и нежирных сортов птицы (перепелка, индейка, курица) «куском», приготовленные на пару, или в виде рубленых изделий (котлеты, шницели, биточки), приготовленные на пару, отварные, запеченные, гриль, тушеные – 90–100 г.

Для улучшения вкусовых качеств блюда могут использоваться различные виды овощных и сметанных соусов, пряные растения и т. п.

  • Гарниры – крупяные и овощные гарниры из различного набора круп и переносимых овощей, в том числе и комбинированные гарниры из круп и овощей с ароматическими и пряными растениями.
  • Напитки и десерты – фруктовые и ягодные соки и их комбинации, ягодные морсы и квасы, фруктовые и ягодные желе и муссы, в том числе с использованием продуктов пчеловодства и т. п. – 200–250 г.

Примерный р ца ион питания, оказывающий иммунокоррегирующее действие (для сотрудников, стр да ающих пищевой аллергией, поллинозами, аопическими д ре матитами и т. п.)

Все компоненты пищи – белки, жиры, углеводы, микроэлементы, витамины в той или иной степени проявляют иммуномодулирующую активность, оказывая влияние на все звенья иммунного ответа. На каждое звено иммунного ответа одновременно воздействуют несколько пищевых факторов, что позволяет говорить не о влиянии отдельных компонентов, а об иммуномодулирующем действии питания.

Из рациона питания исключаются продукты, обладающие аллергенным потенциалом – цитрусовые, яйца, продукты пчеловодства, морепродукты!

Примерное меню иммуномодулирующего питания

  • Салаты, включающие различные комбинации овощей, фруктов, животных и растительных продуктов, содержащих оптимальный по составу белок (различные виды сыров – жирность не выше 25 %, рыбу, бобовые и т. п.).
  • Первое блюдо – вегетарианские супы, а в жаркую погоду холодные первые блюда – фруктовые супы, свекольники, вегетарианские окрошки и пр. – 250–300 мл.
  • Второе блюдо – различные изделия из нежирных сортов мяса, рыбы и нежирных сортов птицы (перепелка, индейка, курица) «куском», приготовленные на пару, или в виде рубленых изделий (котлеты, шницели, биточки), приготовленные на пару, отварные, запеченные, гриль, тушеные – 90–100 г.

Для улучшения вкусовых качеств блюда могут использоваться различные виды овощных и сметанных соусов, пряные растения и т. п.

  • Гарниры – крупяные и овощные гарниры из различного набора круп и переносимых овощей, в том числе и комбинированные гарниры из круп и овощей с ароматическими и пряными растениями.
  • Напитки и десерты – фруктовые и ягодные соки и их комбинации, ягодные морсы и квасы, фруктовые и ягодные желе и муссы и т. п. – 200–250 г.

Меню, учитывающее индивидуальные биоритмы сотрудников офиса

– Примерное меню для «сов»:

  • Овощной или фруктовый салат из различного набора индивидуально переносимых овощей или фруктов, заправленный соком цитрусовых, нежирной сметаной или нерафинированным растительным маслом.
  • Вегетарианские холодные супы (свекольник, окрошка) – 250 мл.
  • Второе блюдо, приготовленное с использованием овощей, круп и легкоусвояемого полноценного животного или растительного белка (молочного или яичного) – морковно-яблочные котлеты, плов (грибной или фруктовый), рулет яичный с овощами, изделия из нежирного творога и сухофруктов и пр.
  • Энергетический напиток:
  • чаи, приготовленные из растений, богатых витаминами, минералами, и растений-адаптогенов (малина, смородина, черника, брусника, лимонник, элеутерококк, левзея, женьшень);
  • коктейли из комбинаций овощных и фруктовых соков;
  • кислородные коктейли с добавлением соков из фруктов и ягод и растений-адаптогенов.

– Примерное меню для «жаворонков»:

  • Салаты из разного набора овощей и фруктов, комбинированные салаты (из овощей и фруктов, овощей и морепродуктов, яиц и овощей и т. п.).
  • Первые блюда – овощные, фруктовые супы, холодные супы (свекольники, окрошки и т. п.) – 250–300 мл.

 

  • Вторые блюда – различные изделия из нежирных сортов мяса, рыбы и нежирных сортов птицы (перепелка, индейка, курица) «куском», приготовленные на пару, или в виде рубленых изделий (котлеты, шницели, биточки), приготовленные на пару, отварные, запеченные, гриль, тушеные – 90–100 г. Для улучшения вкусовых качеств блюда могут использоваться различные виды овощных и сметанных соусов, пряные растения и т. п.
  • Гарниры – крупяные и овощные гарниры из различного набора круп и переносимых овощей, в том числе и комбинированные гарниры из круп и овощей с ароматическими и пряными растениями.
  • Напитки и десерты – фруктовые и ягодные соки и их комбинации, ягодные морсы и квасы, фруктовые и ягодные желе и муссы и т. п. – 200–250 мл.

Учитывая современные технологии производства пищевых продуктов, использование высокотемпературных режимов при приготовлении блюд, что сопровождается потерей жизненно необходимых нутриентов (витаминов, минералов, полиненасыщенных жирных кислот и др.), в состав пищевых рационов для питания в офисах с целью их оптимизации необходимо дополнительно включать витаминно-минеральные комплексы и специализированные (функциональные) продукты питания, обогащенные жизненно необходимыми нутриентами!

1.6. Нутритивная поддержка метаболического синдрома

The National Cholesterol Education Program's Adult Treatment Panel III определяет метаболический синдром (МС) как состояние высокого риска развития ишемической болезни сердца (ИБС) вне зависимости от уровней ЛПНП. В определении четко указаны следующие градации метаболического синдрома: окружность талии, повышение АД, триглицеридов (ТГ), глюкозы натощак и снижение ЛПВП, а также обозначены шесть главных компонентов этого синдрома: абдоминальное ожирение, атерогенная дислипидемия, повышенное АД, резистентность к инсулину и нарушение толерантности к углеводам (НТГ), провоспалительное и протромботическое состояния. Тяжесть метаболического синдрома определяется количеством компонентов и увеличивается по мере повышения их числа.

Важное значение в развитии МС придается в основном трем потенцильно этиологическим категориям:

  • ожирению и нарушениям (изменениям) жировой ткани;
  • резистентности к инсулину;
  • совокупности независимых факторов (например, молекул печеночной, сосудистой и иммунологической природы), которые опосредуют развитие специфических компонентов МС.

Комплекс общепринятых декларируемых лечебно-профилактических вмешательств при МС включает в себя сочетание немедикаментозных (первая линия защиты) и медикаментозных (вторая линия защиты) методов воздействия и направлен на нормализацию избыточной массы тела, нормализацию повышенного уровня АД, коррекцию нарушенных показателей липидного обмена (снижение повышенного уровня ТГ, ХС в составе атерогенной фракции ЛПНП и повышение ХС в составе антиатерогенной фракции ЛПВП, снижение уровня гипергликемии, коррекцию нарушенных показателей системы свертывания крови и фибринолиза). Акцент в лечении МС должен быть сделан на немедикаментозные методы воздействия, так как именно такой подход является этиопатогенетически обоснованным и включает в себя: гипокалорийную диету, в которой максимально ограничены животные жиры, исключены продукты с высоким гликемическим индексом, стимуляторы аппетита (на долю белков приходится 15–20 % калорийности суточного рациона, жиров – 20–25 %, углеводов – 55–60 % суточной калорийности в основном за счет полисахаридов). В рацион питания с целью его оптимизации необходимо включать специализированные продукты питания (метаболически направленные и/ или сбалансированные смеси), нутрицевтики (витаминно-минеральные комплексы, ПНЖК, энерготропные препараты) и фармаконутриенты (биокорректоры), получаемые из натурального природного сырья.

Необходимо адекватно увеличивать физическую активность пациентов и добиваться полного отказа от вредных привычек. Препараты второй линии защиты (синтетические фармакологические средства), оказывающие в основном симптоматические терапевтические эффекты, должны включаться в лечебно-профилактические схемы при МС только при неэффективности средств первой линии защиты.

1.7. Пища для суставов

Распространенности заболеваний органов опоры и движения принадлежит одно из ведущих мест. Так как многие из заболеваний опорнодвигательного аппарата протекают хронически и нередко приводят к потере трудоспособности, их лечение является одним из актуальных вопросов современной медицины. Например, в США артритами (в широком смысле) страдает более 42 миллионов человек, а более чем у семи миллионов человек ограничена подвижность, приводящая к потере независимости, а нередко и разрыву семейных отношений. Инвалидность вследствие артрита сопровождается большим экономическим ущербом для самих больных, их семей и общества. При этом затраты на медицинскую помощь составили 15 миллиардов долларов, а общие экономические потери – 65 миллиардов. Прогностические статистические данные показывают, что если не вмешиваться в ситуацию, то к 2020 году артритами могут заболеть 60 миллионов человек, то есть почти 20 % популяции, и 11 миллионов из них могут стать инвалидами.

Не менее важной проблемой является остеопороз, для которого характерны потеря костной массы и изменение в микроархитектонике костей, ведущие к повышению риска переломов позвоночника, нижней трети предплечья и шейки бедра, являющихся наиболее характерными локализациями при остеопорозе. Остеопоротические переломы – серьезное и дорогостоящее осложнение, приводящее к нарушению физической активности и значительному социальноэкономическому бремени. Особенно высок риск переломов у пожилых людей – у женщин старше 50 лет он достигает 15 %, а у мужчин – 6 %, при этом на наиболее тяжелые переломы шейки бедра приходится 20 % всех переломов, связанных с хрупкостью костей. Если в 1990 году остеопоротических переломов в мире было зарегистрировано 1,7 миллиона, то к 2050 году предполагается рост до 6,2 миллиона. Опасность остеопороза состоит в том, что большинство людей узнают о нем только тогда, когда развиваются переломы, и только тогда начинается проведение профилактических мероприятий и лечение.

Боль в нижней части спины (Low back pain) – наиболее частая причина ограничения жизненной и трудовой активности людей молодого и среднего возраста во всех странах мира. Круг болезней, сопровождающихся болями в нижней части спины, достаточно широк, но пока лишь сравнительно небольшая доля их распознается на основе клиникоинструментального обследования, что послужило основанием классифицировать эти состояния как боли в нижней части спины. Экономическое бремя болей в нижней части спины, ложащееся на общество, достаточно велико и состоит из осязаемых расходов (то есть затрат на медицинскую помощь, компенсационные расходы) и неосязаемых, таких как производственные потери, необходимость в переквалификации больного, административные расходы, повышение потребительских стоимостей.

Связь хронических мышечно-скелетных заболеваний, таких как остеоартрит, боли в нижней части спины, остеопороз и подагра, с такими факторами риска, как ожирение, снижение физической активности, стресс и курение, дает возможность включать эти болезни в более широкую программу предупреждения и контроля неинфекционных заболеваний, что имеет огромное научно-практическое значение. Ревматоидный артрит, остеоартроз, подагра, спондилиты, остеопороз – эти заболевания характеризуются воспалительными и дегенеративными изменениями соединительной ткани суставов или околосуставных областей. В подходах к их лечению, несмотря на различия в этиологии и клинических проявлениях, имеется много общего. К сожалению, традиционно назначаемые фармакологические средства при лечении заболеваний опорно-двигательного аппарата – нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) часто дают нежелательные побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта. При длительном применении большинства НПВС часты желудочные кровотечения, поражения слизистой оболочки желудка (так называемые гастропатии).

К настоящему времени накопилось достаточно информации, свидетельствующей о решающей роли питания как в лечении, так и в профилактике заболеваний опорно-двигательного аппарата. Индивидуальный, сбалансированный пищевой рацион, включающий сотни минорных эссенциальных компонентов, может оказывать полисистемный терапевтический эффект у пациентов с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, способствуя восстановлению нарушенной структуры его элементов, с одной стороны, и функциональной активности – с другой.

Несомненно, что индивидуальный пищевой рацион должен строиться с учетом причины конкретного заболевания опорнодвигательного аппарата, а также патогенетических механизмов, поддерживающих течение и хронизацию данной группы заболеваний. Речь прежде всего должна идти о сбалансированности энергетической составляющей пищевого рациона, то есть энергия, получаемая с пищей, не должна превышать конкретные энерготраты, ведь одним из основных факторов риска возникновения заболеваний опорно-двигательного аппарата является малая подвижность (или гиподинамия), свойственная большинству населения развитых стран, в том числе и России. С другой стороны, заболевания опорно-двигательного аппарата часто развиваются у лиц с избыточной массой тела и ожирением, позвоночник и суставы которых испытывают постоянное воздействие «лишнего груза», что диктует необходимость для данной группы пациентов при составлении их индивидуального рациона питания ориентироваться на малокалорийные рационы питания, предусматривающие проведение «разгрузочных» дней и исключение из питания животных жиров (жирные сорта мяса, рыбы, птицы, молочных продуктов) и продуктов с высоким гликемическим индексом (то есть продуктов, содержащих легкоусвояемые углеводы) – белый хлеб, торты, пирожные, сдобное печенье, блины, конфеты, шоколад, сладкие газированные напитки, пиво, алкоголь, бананы, груши, виноград, изюм, финики, инжир и т. п. Желательно в рационах питания пациентов с проблемами опорно-двигательного аппарата исключить крепкие специи, маринады, острые соусы, пряные растения и овощи (щавель, шпинат, ревень, редис, репу и пр.), употребление которых, с одной стороны, будет поддерживать воспалительные процессы в суставах, с другой стороны, стимулируя аппетит, вызывать переедание и, как следствие, приобретение лишних килограммов.

Из рационов питания должны обязательно исключаться продукты, которые могут быть причиной заболеваний опорно-двигательного аппарата. Например, при подагре из рациона питания исключаются продукты, содержащие ураты и мочевую кислоту, так называемые пурины: мясо, печень, субпродукты, рыба, мясные и рыбные консервы, мясные и рыбные бульоны, грибы, бобы, фасоль, чечевица. Употребление этих продуктов будет сопровождаться отложением мочекислых солей (уратов) в суставах, хрящах, сухожилиях и других тканях, способствуя развитию воспаления и нарушения их функций.

Вот как описывал подагрический артрит один из врачей прошлого: «Представьте себе, что ваши суставы зажаты в тиски, которые, завинчиваясь, сжимают их до такой степени, что вы не в состоянии больше терпеть, – и вы получите представление о ревматической боли; но поверните винт в тисках еще раз – перед вами картина подагрической боли». Иногда подагра, как и другие заболевания опорно-двигательного аппарата, протекает без выраженных болевых эксцессов, приводя к постепенной деформации суставов и нарушению их подвижности. В рационе питания больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата желательно ограничить употребление соли, так как избыток хлористого натрия инициирует воспалительные процессы в суставах. Для выведения шлаков при заболеваниях опорно-двигательного аппарата необходимо соблюдать определенный питьевой режим – выпивать 1,5–2 л жидкости в день. Желательно пить некрепкий чай, фруктовые, ягодные и овощные соки, ягодные морсы, компоты из свежих и сухих фруктов, нежирное молоко и молочно-кислые продукты, щелочные минеральные воды без газа. Крепкий чай, кофе или какао должны обязательно исключаться, так как их частое употребление может способствовать обострению заболевания. Рацион питания при заболеваниях опорно-двигательного аппарата должен носить ово-лакто-вегетарианскую (яично-молочнорастительную) направленность, хотя 2–3 раза в неделю можно включать в питание нежирное отварное мясо или птицу.

Для оптимизации индивидуального рациона питания у больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата могут использоваться метаболически ориентированные белково-витаминноминеральные смеси, сбалансированные смеси, нутрицевтики (аминокислоты, витаминно-минеральные комплексы, ПНЖК класса омега-3 и 6, продукты пчеловодства). При таком характере питания в рационе будут присутствовать важные строительные компоненты  – аминокислоты и углеводы, необходимые для синтеза в организме глюкозаминогликанов – важных составляющих хрящевой и соединительной ткани.

С целью усиления терапевтического эффекта индивидуального, оптимального рациона питания на организм больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата на всех этапах лечебнореабилитационных и профилактических вмешательств необходимо использовать лекарственные и пищевые растения (листья брусники, листья и почки березы, корень лопуха, листья петрушки, траву горца птичьего и пр.) в виде фиточаев, настоев, отваров, показавших высокую терапевтическую эффективность в комплексном лечении и профилактике заболеваний опорно-двигательного аппарата. Весьма эффективны в лечении заболеваний опорно-двигательного аппарата также продукты пчеловодства и морепродукты. Например, морепродукты содержат в своем составе более 40 биологически активных веществ (витамины, минералы, пищевые волокна, ПНЖК, полисахариды и т. п.), которые оказывают выраженные физиологические эффекты на органы и системы организма. Включение данной категории продуктов в рационы питания больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата позволяет уменьшить дозу используемых фармакологических препаратов (НПСП) и, как следствие, минимизировать их негативный эффект на систему пищеварения у данной категории больных, добиться более длительных сроков ремиссии заболевания, уменьшить частоту рецидивов, что будет способствовать повышению качества жизни данной категории больных.

1.8. Метаболическая профилактика преждевременного старения

Важная роль в сохранении здоровья и профилактике основных неинфекционных заболеваний, приводящих к преждевременному старению и занимающих ведущее место в структуре современной заболеваемости и среди причин смертности относятся: атеросклероз, ИНСД, гипертоническая болезнь, метаболическая иммунодепрессия, возрастное ожирение, аутоиммунные заболевания, иммунодефициты, возрастная психическая депрессия, большинство заболеваний системы пищеварения, онкологическая патология и т. п. – принадлежит оптимальному, рациональному, сбалансированному питанию. Питание, являясь обязательным условием существования человека, определяет продолжительность и качество жизни.

Рациональное, сбалансированное питание создает условия для оптимального физического и умственного развития, поддерживает высокую работоспособность, повышает способности организма противостоять воздействию неблагоприятных факторов внешней среды. В основу рационального питания положен принцип сбалансированности потребляемой пищи – наилучшие количественные и качественные соотношения эссенциальных макро- и микронутриентов. Благодаря этому обеспечивается оптимальная потребность организма в пищевых и биологически активных веществах, способных проявлять в организме максимум своего полезного действия. Рассмотрение пищи как сложного химического комплекса, содержащего тысячи основных и минорных компонентов (A. M. Покровский), способных оказывать разнообразные физиологические эффекты, дает возможность использовать отдельные компоненты диеты или рацион в целом, а также продукты заданного химического состава для восстановления нарушенной биохимической адаптации. Наука о питании рассматривает пищу как интегральный источник основных пищевых веществ и энергии, а также важнейших минеральных веществ, микроэлементов, витаминов – подлинных источников жизни и основ метаболических процессов (М. Н. Самсонов).

По мнению большинства специалистов, ошибки в структуре питания современного человека стали одним из ведущих факторов риска развития и хронизации большинства неинфекционных заболеваний. Длительное нарушение питания может привести к разнообразным изменениям, в основе которых лежат изменения метаболизма клеток, связанные либо с повреждением генетического аппарата, либо с недостаточностью незаменимых компонентов пищи или с их избыточностью.

Одними из основных показателей цивилизованности страны, как считают ООН и ВОЗ, являются уровень здоровья и продолжительность жизни ее населения. Фактически суммарные затраты в современном развитом обществе на «увеличение количества и улучшение качества жизни» уступают только затратам на вооружение, и данный вопрос является основным конкурентом военному вопросу в менталитете развитых обществ.

Кроме этого, постарение населения приводит к изменению структуры занятости и требует заблаговременной адаптации и серьезных структурных перестроек социальных служб и бюджетных ресурсов. Так, в США федеральное правительство увеличило в два раза ассигнования на нужды престарелых по сравнению с 1960 годом. Эти траты в настоящее время составляют четверть федерального бюджета. Около 80 % от этого количества расходуется на программы обеспечения социальной безопасности (Social Security) и медицинской помощи престарелым (Medicare, Medicaid). Таков экономический масштаб проблемы старения, связанной с огромными социальными, экономическими и политическими эффектами. Достижения современной геронтологии позволяют ставить на повестку дня вопрос о практической реализации задачи управления процессами старения, задачи радикального увеличения периода активной, полноценной, трудоспособной жизни человека, соответственно сокращая относительную долю лет старческой немощности. Одной из центральных проблем здесь является разработка точных количественных методов диагностики процессов, связанных со старением, и процесса старения как такового.

Можно выделить некоторые общие типы старения. Практически все разнообразие фундаментальных механизмов старения живых организмов – сложных, самообновляющихся, обменивающихся с внешней средой веществом, энергией и информацией систем – сводимо к трем основным типам:

  • недостаточность проточности системы («загрязнение» организма);
  • недостаточность самокопирования элементов системы (гибель не обновляющихся элементов структур организма);
  • изменение регуляторных систем (дисбаланс и дисгармония).

Несмотря на многообразие причин, которые могут запускать патологические механизмы, приводящие к развитию старения и сцепленных с ним неинфекционных заболеваний, их условно можно сгруппировать в четыре основные модели (В. М. Дильман):

  • генетическая (при наличии в клетках врожденных скрытых дефектов), которая при воздействии на организм экзогенных или эндогенных повреждающих агентов реализуется в виде того или иного патологического процесса;
  • экологическая как следствие воздействия на организм токсических, физических, химических, биологических агентов экзогенной природы (или их комплекса), интенсивность и время воздействия которых превышает компенсаторные защитные возможности человека;
  • аккумуляционная, характеризующаяся накоплением в организме в процессе нормальных метаболических процессов эндогенных токсических субстанций, способных вызывать при достижении определенных концентраций в биологических жидкостях или тканевых клетках их повреждение (например, накопление в клетках свободных радикалов при перекисном окислении липидов);
  • онтогенетическая модель рассматривает возникновение неинфекционных заболеваний как результат рассогласования в работе регуляторных и физиологических систем, участвующих в реализации программы роста и развития организма, при отсутствии, недостатке или избыточном поступлении в организм тех или иных энергетических, пластических или регуляторных функциональных пищевых ингредиентов, необходимых для нормальной жизнедеятельности и адаптации к постоянно меняющимся условиям среды.

Негативное влияние экопатогенов окружающей среды, психоэмоциональные стрессы, фармакологический прессинг, низкое качество продуктов питания создают условия, при которых эта модель продолжает активно функционировать, даже при достижении функциональной и физиологической зрелости органов и систем организма, но уже в качестве причинного фактора развития и патогенетического механизма, поддерживающего патологические процессы, приводящие к развитию преждевременного старения и «сцепленных» с ним основных неинфекционных заболеваний: атеросклероза, инсулинонезависимого сахарного диабета, гипертонической болезни, метаболической иммунодепрессии, психической депрессии, хронических заболеваний системы пищеварения, онкологической патологии и пр.

С другой стороны, по мнению большинства зарубежных и отечественных специалистов в области питания, именно ошибки в структуре питания современного человека и использование интенсивных технологий при производстве продуктов питания, сопровождающимися потерей эссенциальных макро- и микронутриентов.

Старение – сложный биологический процесс, отражающий одну из сторон развития живого организма, развитие его во времени; процесс внутренне противоречивый, объединяющий как регрессивные тенденции, так и прогрессивные (формирование новых приспособительных механизмов). Под преждевременным старением следует понимать любое частичное или более общее ускорение темпа старения, приводящее к тому, что индивидуум «опережает» средний уровень старения той здоровой группы людей, к которой он принадлежит. Известно, что старение человека в преобладающем большинстве случаев происходит по преждевременному (ускоренному) типу. В литературе имеются многочисленные данные об изменениях органов и систем организма в процессе естественного, физиологического старения.

Совершенно иначе обстоит дело с изучением преждевременного старения, которое является основной, наиболее часто встречающейся формой старения людей в возрасте после 40–50 лет. При всей сложности выделения синдрома преждевременного старения необходимость его изучения обусловлена клинической практикой и важностью уточнения причин и механизмов преждевременного старения, его основных показателей и путей лечебно-профилактического воздействия. Условия жизни современного общества: воздействие на организм человека комплекса негативных факторов (экопатогены, психосоциальные стрессы, прием синтетических фармакологических препаратов, низкое качество продуктов питания и пр.), заболевания, широко распространенные во второй половине жизни (атеросклероз, ишемическая, гипертоническая болезни и т. д.), ускоряя процесс старения, приводят к преждевременному старению и смерти до достижения видового биологического предела жизни. Поэтому предупреждение, раннее обнаружение и лечение патологических процессов является важным моментом в комплексе мероприятий, направленных на профилактику преждевременного старения.

Как физиологическое, так и преждевременное старение обусловлено воздействием как внутренних факторов (в том числе генетических), так и факторов внешней среды. Если физиологическое старение является закономерным, биологически детерминированным процессом, то преждевременное старение – отклонением от естественного течения этого процесса, связанным с различными факторами, которые могут быть познаны, изучены и в той или иной степени устранены. В том случае, если факторы, вызвавшие преждевременное старение, на данном этапе развития науки, общества еще трудно устранимы, то можно с успехом воздействовать на те изменения органов и систем, которые обусловлены влиянием этих факторов.

Рассматривая вопрос о физиологическом и преждевременном старении, следует отметить, что прогнозирование возрастных изменений в организме человека должно основываться не на календарном, а на биологическом возрасте. Сопоставление биологического и календарного возраста дает объективное представление о темпе старения и возможной продолжительности жизни. Из огромного числа факторов риска преждевременного старения можно выделить эндогенные (болезни, наследственность) и экзогенные, средовые факторы (гиподинамия, психические стрессы, избыточное питание, вредные привычки, загрязнение окружающей среды и др.). Ускоряя процесс старения, они могут привести к неполному использованию человеком видового биологического предела жизни. Одним из главных факторов, определяющих продолжительность жизни, тип старения человека, является, несомненно, социальный фактор, характеризующий всю сложную гамму воздействия внешней среды на организм человека.

Преобразования природы и общества способствовали, с одной стороны, улучшению состояния здоровья населения и резкому увеличению средней продолжительности жизни, с другой – привели к появлению дополнительных факторов риска преждевременного старения. Среди заболеваний сердечно-сосудистой системы, являющихся одной из основных причин развития преждевременного старения, следует выделить в первую очередь атеросклероз и артериальную гипертензию. Хронические неспецифические заболевания легких, приводя к гипоксии, неблагоприятно сказываются на кислородном снабжении тканей, способствуют развитию выраженных изменений. Преждевременному старению способствуют хронические болезни желудка и печени, патология нервной и эндокринной систем – сахарный диабет, гипо- и гипертиреоз, ожирение, опухоли надпочечников и т. д. Известны случаи прогерии, когда характерное для старения изменение внешнего облика и деятельности внутренних органов отмечается даже в раннем возрасте. Преждевременное старение может быть наследственно обусловлено. Определенная роль при этом принадлежит наследственной отягощенности (сердечнососудистые заболевания, гиперхолестеринемия, сахарный диабет и др.). Более того, многими исследователями отмечена положительная корреляция между продолжительностью жизни и частотой семейного долголетия. Обращает на себя внимание и тот факт, что среди людей, у которых родители были короткожителями, отмечена повышенная смертность во всех возрастных группах.

Согласно адаптационно-регуляторной теории старения В. В. Фролькиса, составной частью которой является генорегуляторная гипотеза, первичные изменения в процессе старения связаны со сдвигами регуляции генома. Признание связи старения с нарушением реализации наследственной информации делает перспективным поиск средств увеличения продолжительности жизни. Ограничение двигательной активности человека, или гиподинамия, вследствие распространенности и многообразия вызывающих ее причин, имеет в эпоху научно-технического прогресса общебиологическое и социальное значение. В совокупности с нарастанием интенсивности нервно-психической деятельности гиподинамия (гипокинезия) способствует развитию и учащению многих заболеваний, а также преждевременного старения. Естественно, что при каждом из названных типов старения влияния этих факторов совершенно различны. Сложность и спорность четкого определения синдрома преждевременного старения связаны с тем, что нам еще не до конца известны механизмы, последовательность процессов, развивающихся при физиологическом старении. Во всяком случае, можно предположить, что факторы, ведущие к преждевременному старению, могут включаться на разных этапах развития физиологического старения, видоизменяя его механизмы и проявления, сказываясь на темпе и характере развития старческих изменений. Таким образом, под преждевременным старением следует понимать возрастные изменения, наступающие раньше, чем у здоровых людей соответствующего возраста. Иными словами, при преждевременном старении биологический возраст человека опережает его календарный возраст.

Конец прошлого и начало нынешнего века ознаменовались демографической победой – значительным увеличением продолжительности жизни людей. Средняя продолжительность жизни достигла 66 лет, увеличившись с 1950 года на 20 лет, причем ожидается, что к 2050 году она вырастет еще на 10 лет, то есть число людей в возрасте старше 60 лет в 2000 году примерно 600 млн человек к 2050 году увеличится почти до 2 млрд человек. «Подобные глобальные демографические тенденции не только отразятся на всех сторонах индивидуальной, общинной, национальной, международной жизни, но и преобразят все аспекты человеческого бытия: социальные, экологические, политические, культурные, психологические и духовные» (Материалы Мадридского международного плана по проблемам старения, 2002 год).

В последние годы отмечен рост средней продолжительности жизни в ведущих развитых странах (в Японии, Канаде, Швеции и ряде других), тогда как в России отмечается совершенно противоположная тенденция, где средняя продолжительность жизни на 10–14 лет меньше, чем в США, Англии, Франции и Японии. На протяжении многих лет общие тенденции в увеличении смертности населения страны определяет ситуация со сверхсмертностью лиц трудоспособного возраста. Так, по данным Государственного доклада о состоянии здоровья населения России за 2002 год, среди умерших в трудоспособном возрасте мужчины составляют около 80 %. Уровень мужской смертности в 4 раза выше уровня женской смертности и в 2–4 раза выше, чем в экономически развитых странах. В России из-за болезней ежедневно не выходят на работу 3 млн человек, 20–25 млн человек на работе находятся в пред- или постболезненном состоянии. Более 70 % трудоспособного населения к пенсионному возрасту страдают от различных заболеваний. При этом следует учесть, что россияне уходят на пенсию на 5–10 лет раньше, чем в развитых странах. «Все эти факты дают право утверждать, что существующий нозологический принцип организации лечебно-профилактической работы по охране здоровья населения не оправдал себя. Существующая система здравоохранения ориентирована главным образом на борьбу с уже возникшими заболеваниями и не способна радикально улучшить состояние здоровья населения России. Для этого необходима разработка новой, адекватной сложившимся социально-экономическим условиям стратегии улучшения здоровья населения на основе формирования новой культуры здоровья и здорового образа жизни» (Разумов А. Н. и соавт.).

В резолюции 57.17 «Глобальная стратегия ВОЗ в области здорового питания, физической активности и здоровья», утвержденной Всемирной ассамблеей здравоохранения 22 мая 2004 года, констатируется, что «…в настоящее время наблюдается глубокий сдвиг в структуре основных причин смертности и заболеваемости в большинстве стран. В глобальном масштабе резко увеличилось бремя неинфекционных болезней. Так, в 2001 году на неинфекционные болезни приходилось почти 60 % из числа 56 млн смертей и 47 % общего бремени болезней. Профилактика этих болезней, учитывая прогнозируемый их рост в будущем, представляет собой важную проблему общественного здравоохранения». В итоговых Материалах Мадридского международного плана по проблемам старения (2002 год) констатировано, что «нездоровые рационы питания и недостаточная физическая активность являются ведущими причинами основных неинфекционных заболеваний, включая сердечно-сосудистые болезни, сахарный диабет типа 2 и определенные типы рака, и на них приходится значительная доля глобального бремени болезней, смерти и инвалидности. Подобные глобальные демографические тенденции не только отразятся на всех сторонах индивидуальной, общинной, национальной, международной жизни, но и преобразят все аспекты человеческого бытия: социальные, экологические, политические, культурные, психологические и духовные».

Длительное нарушение питания может привести к разнообразным негативным изменениям в функционировании органов и систем организма, в основе которых лежат нарушения метаболизма клеток, связанные с повреждением генетического аппарата, либо с недостаточностью незаменимых компонентов пищи, либо с их избыточностью. То есть хронические неинфекционные заболевания можно отнести к категории алиментарно зависимых заболеваний, а факторами, инициирующими их развитие, являются постоянные воздействия на организм комплекса экопатогенов окружающей среды и психоэмоциональных стрессов, современная индустрия производства продуктов питания, не всегда достаточно аргументированное назначение синтетических лекарственных средств в программах восстановления здоровья и профилактики заболеваний, а также рекомендации врачей, направленные на снижение энергоемкости пищевых рационов на фоне гиподинамии, которой подвержены большинство россиян.

В последние годы исследователями все чаще используется понятие «синдром мегаполиса», заключающийся в дефиците условий для биологически полноценного формирования и развития детского организма из-за постоянного воздействия аллергизирующих, иммунодепрессивных и стрессовых факторов. Синдром мегаполиса проявляется развитием в первую очередь нарушения обмена веществ и иммунитета, «запаздыванием» психофизического развития и удлинением сроков восстановления структуры и функции органов и систем организма после перенесенных заболеваний или оперативных вмешательств. Одним из информативных его показателей являются постоянные дефициты магния, цинка, меди, марганца, витаминов, ПНЖК и пр.

Причина этого видится в том, что под действием экопатогенов окружающей среды (соли тяжелых металлов, радионуклеотиды, органические отходы химических производств, выхлопные газы автомобилей и пр.), попадающих в организм с питьевой водой, вдыхаемым воздухом, пищевыми продуктами, происходит блокирование активности ферментов, ответственных за переваривание и ассимиляцию пищи. Это становится причиной нарушения переваривания и ассимиляции нутриентов – мальабсорбции, приводя в конечном итоге к развитию полинутриентной недостаточности. Проблема выглядит еще более драматичной на фоне хронических психоэмоциональных стрессов и гиподинамии, которые присущи большинству россиян. Другой важной причиной дефицита эссенциальных нутриентов в рационах питания россиян выступает современная индустрия производства продуктов питания – растительные продукты и корма, выращенные на почвах, обедненных витаминами и минералами. Исследованиями американского ученого Пола Бергнера показано, что во всех основных пунктах биологической цепи: растения, животные (рыбы), человек – отмечено снижение эссенциальных микронутриентов (минералов, витаминов и пр.).

Кроме того, что причиной полинутриентных дефицитов в пищевых продуктах эссенциальных микронутриентов являются не только современные агротехнические приемы, но и современные технологии переработки пищевого сырья, ориентированные на рафинирование, пастеризацию, консервацию и пр.

Таблица 1.3

Процесс рафинирования растительного масла

Стадия

Описание стадии

Потеря питательных веществ

Побочные или основные продукты

1

Очищение от шелухи

2

Добавление растворителя

Белки, клетчатка, витамины, минералы

Нерафинированное масло

3

Дистилляция

Хлорофилл, кальций, магний, медь, железо

Побочный продукт – лецитин

4

Рафинирование

Фосфолипиды, минералы

5

Осветление

Хлорофилл, -каротин, ароматизирующие соединения

6

Деодорация

Витамин Е

Побочный продукт – витамин Е

7

Добавление консервантов

Обычное

растительное масло

8

Гидрогенизация

Основные жирные кислоты

Маргарин

Из данных таблицы 1.3 следует, что практически все этапы рафинирования растительных масел сопровождаются потерей эссенциальных пищевых нутриентов.

Полинутриентная недостаточность может являться также следствием нарушения структуры питания, связанного с «временным дефицитом» для ритмичного и своевременного поступления в организм разнообразных питательных веществ – перекусывание на ходу, чаще однообразной, высококалорийной, жирной и углеводистой пищей, приготовленной из рафинированного сырья, обильные трапезы на ночь и пр.

Причинами круглогодичных полинутриентных дефицитов эссенциальных микронутриентов в рационах россиян могут быть и медицинские рекомендации.

С одной стороны, снижение энергоемкости пищевых рационов на фоне гиподинамии за счет уменьшения объема потребляемой пищи и, как следствие, эссенциальных нутриентов, с другой стороны – неаргументированная ориентация современного здравоохранения на синтетические фармакологические препараты, назначение которых может быть причиной скрытой или явной мальабсорбции (табл. 1.4).

Таблица 1.4

Повышенное выведение пищевых ингредиентов, вызванное приемом лекарственных средств

Группы лекарств

Лекарство

Пищевой ингредиент

Антацидные средства

Алюминия гидроокись

Фосфор, кальций, витамин D

 

Натрия бикарбонат

Фолиевая кислота

Антибиотики

Тетрациклин

Кальций, витамин К

Анальгетики

Аспирин

Железо

Противовоспалительные средства

Колхицин

Жиры, витамин В12, фолиевая кислота

 

Сульфаниламиды

Фолиевая кислота

Гипотензивные средства

Гидралазин

Витамин В6

Противосудорожные средства

Фентонин

Фолиевая кислота, витамин D

Гипохолестериновые препараты

Холистирамин

Жиры, витамины А, К, витамин В12

Антикоагулянты

Варф ра ин

Витамин К

Противоязвенные средства

Циметидин

Витамин В12

Противотуберкулезные препараты

Изониазид

Витамин В6, никотиновая кислота, витамин D

Диуретики

Фуросемид

Этакриновая кислота – калий, натрий, цинк, тиазид ,ы магний, кальций

Слабительные

Сена

Фенолфталеин, калий, кальций, магний, бисакодил, витамины группы В, С

Транквилизаторы

Хлор ри омазин

Рибофланин

Химиотерапевтические средства

Метотрексат

Фолиевая кислота

(Источник: Ку рп иш Л. П. и соавт., 1999)

Из данных таблицы 1.4 следует, что практически все классы синтетических лекарственных препаратов могут вызывать «медикаментозную» мальабсорбцию, негативно влияя на процессы переваривания пищи и ассимиляцию нутриентов.

«Медикаментозная» мальабсорбция должна привлекать пристальное внимание врачей как серьезный фактор, способствующий и поддерживающий полинутриентную недостаточность эссенциальных питательных веществ – витаминов, минералов, полиненасыщенных жирных кислот (особенно класса омега-3 и омега-6), биофлавоноидов, катехинов, каротиноидов, хронический дефицит которых в питании рассматривается в качестве ведущей причины возникновения и распространения неинфекционной патологии и преждевременного старения. Кроме того, «медикаментозная» мальабсорбция, несомненно, является ведущим этиопатогенетическим механизмом лекарственной болезни.

Экономические затраты, связанные с лекарственными осложнениями, составляют в США около 76,6 млрд долларов в год. От 3,5 до 8,8 млн пациентов ежегодно госпитализируются, а 100–200 тыс. умирают вследствие развития неблагоприятных побочных реакций на организм, связанных с неаргументированным использованием лекарственных средств. Проблема лекарственной болезни стала настолько актуальной и злободневной, что ей были посвящены многие международные симпозиумы под эгидой ВОЗ и ООН. На одном из последних симпозиумов, посвященных этой проблеме, который проходил в Кейптауне (ЮАР, 2000), было принято решение объявить XXI век веком демедикализации медицины и ориентировать медицинских работников на использование с лечебно-профилактической целью препаратов на натуральной, природной основе.

Синтетические лекарственные средства негативно влияют на переваривание и ассимиляцию нутриентов, блокируют работу органов выделения, способствуя накоплению в организме патогенных метаболитов. По мнению А. А. Крылова и В. А. Марченко (2000), современная фармакотерапия не располагает средствами восстановления нарушенного клеточного метаболизма – «биологического конвейера», что, согласно современным научным воззрениям, является основной причиной развития и распространения хронических неинфекционных (метаболических) заболеваний. Становится очевидным тот факт, что изменившаяся в последнее столетие структура заболеваемости, повысившая вклад основных неинфекционных заболеваний в преждевременное старение и смертность, указывает на несомненное влияние ксенобиотической и медикаментозной нагрузок, информационного стресса, нарушения структуры питания.

Каждый из указанных факторов сформировался с развитием технократического общества, и в обозримом будущем действие этих факторов на человека будет только возрастать. Естественно, что комплексное действие этих факторов приводит к повышенной нагрузке на системы биотрансформации и выведения организма, отвлекая его энергетические ресурсы, необходимые для поддержания гомеостаза. Восполнение энергетических потребностей организма, систем поддержания гомеостаза, как излагалось выше, обеспечивается за счет потребляемой пищи, которая при современных интенсивных технологиях ее производства характеризуется потерей эссенциальных нутриентов на всех этапах производства и не может обеспечить необходимых энергетических и синтетических потребностей организма, что в первую очередь негативно влияет на функциональную активность клеток, где осуществляется интеграция основных метаболических путей. Есть данные, что в основе нарушений энергетического обмена могут лежать первичные повреждения генома митохондрий свободными радикалами, образующимися в результате отклонений в фукционировании систем и органов, ответственных за поддержание гомеостаза.

Существует концепция «универсальной биоэнергетической болезни», сопутствующей разного рода возрастным (в первую очередь детского и пожилого контингента) заболеваниям – митохондриальной патологии у детей и заболеваниям сердечно-сосудистой системы, дегенеративным заболеваниям нервной, костно-мышечной систем и канцерогенезу – у пожилых.

По мнению директора Института питания РАМН, академика В. А. Тутельяна, главным фактором, наносящим непоправимый, на несколько порядков больший урон нашему здоровью, чем комплексное воздействие на организм экопатогенов и стрессов, является нарушение структуры питания. Именно по этой причине у 70–90 % населения России определяется дефицит в рационе витамина С, у 50–65 % – витамина А и бета-каротина, более чем у трети населения – витаминов В-комплекса и фолиевой кислоты. По-прежнему актуальной является проблема дефицита йода практически для всех регионов. Эпидемиологические исследования, проведенные cотрудниками Института питания РАМН в различных регионах России, выявили также дефициты в рационах питания таких эссенциальных микронутриентов, как железо, кальций, магний, цинк, селен, марганец, биофлавоноиды, ПНЖК (особенно класса омега-3 и 6) и т. п. на фоне уменьшения потребления мяса, птицы, а также овощей и фруктов в большинстве обследованных регионов.

Специалистами экспертной комиссии ВОЗ установлена непосредственная стабильная взаимосвязь между дефицитами в рационах питания эссенциальных макро- и микронутриентов и возникновением и распространением заболеваний сердечно-сосудистой, пищеварительной, эндокринной систем, аутоиммунной онкологической патологии и т. п. Аналогичная тенденция отмечается и в России. По данным Минздрава, в России отмечено сокращение населения на 0,5 %, причем сокращение числа жителей отмечено в 68 регионах (из 89), где проживает 72 % населения, то есть налицо депопуляция. Это объясняется не только увеличением общей смертности, но и уменьшением рождаемости. Сложившийся уровень рождаемости в 2 раза ниже необходимого для простого воспроизводства численности населения. Такая тенденция выводит проблему здоровья в ранг общенациональных, в число тех, которые определяют перспективы сохранения и развития нации. Сверхвысокая смертность населения трудоспособного возраста от неестественных причин почти в 2,5 раза превосходит соответствующие показатели в развитых странах, сформировался беспрецедентный – более чем в 12 лет – разрыв в средней продолжительности жизни между мужчинами и женщинами.

Показатель материнской смертности в России в 5 раз выше, чем в экономически развитых странах мира. Важной причиной, усугубляющей кризисную демографическую ситуацию в нашей стране, является неадекватный подход к «медицинскому контролю» за беременными женщинами. Врачи в основном ориентированы на «фармакологическую» коррекцию возможных или уже возникших осложнений в период беременности и родов, нежели на выяснение причин этих осложнений, которые часто бывают связаны с нарушением пищевого статуса беременных, для коррекции которых бывает достаточно включения в их пищевые рационы недостающих эссенциальных нутриентов. Кроме того, обогащение рационов питания кормящих матерей эссенциальными микронутриентами, необходимыми для нормального психосоматического развития ребенка, часто носит лишь декларативный характер или в лучшем случае общий рекомендательный характер без ориентации на индивидуальный клинико-биохимический и пищевой статус беременной.

Несмотря на снижение уровня младенческой смертности, смертность детей первого года жизни в России в 2–3 раза выше, чем в экономически развитых странах. Недостаточное поступление с пищей полноценного белка, витаминов, минералов, ПНЖК особенно негативно сказывается на здоровье детского и подросткового контингентов, приводя к запаздыванию и нарушению психофизического развития, снижению успеваемости в школе, повышению склонности к развитию хронических заболеваний и в конечном итоге препятствуя формированию здорового поколения. Это стало причиной роста в последние годы алиментарно зависимых заболеваний уже в детском возрасте – рахита и анемии в 1,5 раза, болезней системы пищеварения – 3,3 раза, эндокринной патологии – в 1,5 раза. Исследования, проведенные в 23 регионах России, показали, что частота эндемического зоба у школьников составляет 15–20 %. Кроме того, показано, что рождение детей от матерей с тиреоидной патологией сопровождается рядом патологических состояний: перинатальной энцефалопатией (68,2 %), анемией (27,8 %), внутриутробной гипотрофией (23,4 %). Еще недавно нас пугала акселерация, в настоящее же время 10 % детей школьного возраста имеют снижение росто-весовых показателей, а у 10 % детей выявлена белковоэнергетическая недостаточность. Это является явным признаком недоедания. С другой стороны, почти 50 % россиян имеют избыточную массу тела, а треть – страдают различной степенью ожирения. Среди детей и подростков избыточная масса тела выявляется в 20 % случаев, половина из которых имеют различную степень ожирения. Это тоже результат энергетического дисбаланса, когда энергия, получаемая с пищей, превышает фактические энерготраты человека. По прогнозу ВОЗ, в XXI веке мир ожидает настоящая «пандемия ожирения». К окончанию школы только 10 % юношей призывного возраста считаются абсолютно здоровыми. Отмечается рост числа россиян, больных сахарным диабетом, с 1,6 млн в 1997 году до 2 млн в 2000 году. Почти на треть за последние 3–5 лет возросло число женщин с гормонозависимыми заболеваниями репродуктивной системы, а также число женщин, которые на фоне гормонального дисбаланса не могут иметь детей. Не избежала печальной участи и сильная половина россиян – более 50 % мужчин, достигших 40-летнего возраста, испытывают сексуальную дисгармонию, 15–20 % из них страдают экскреторным бесплодием. Причинами этого, по мнению большинства специалистов, являются не только комплексное воздействие экопатогенов и стрессов, фармакологический прессинг, гормональный дисбаланс, но также нарушения структуры питания и снижение качества пищевых продуктов, сопровождающиеся круглогодичными дефицитами эссенциальных микронутриентов и минорных веществ пищи у всех контингентов россиян.

Среди больных различными неинфекционными заболеваниями все чаще выявляется полисистемная патология (сочетание нескольких заболеваний у одного и того же индивидуума), что напрямую связано с дефицитом «минорных» составляющих пищевого рациона. Показана необходимая роль минералов и витаминов в поддержании функциональной активности энзимов, катализаторов биохимических реакций. Причем один и тот же минерал может выполнять кофакторные функции энзимов, входящих в различные функциональные системы организма. Например, известно, что магний выполняет кофакторные функции почти 300 ферментов, а цинк – у 80 и пр. Естественно, что при их постоянном дефиците в рационе питания будет нарушаться функция систем организма, в состав которых входят соответствующие ферменты. При развитии в их деятельности процессов декомпенсации будет формироваться именно сочетанная патология, что подтверждается современной медицинской статистикой (табл. 1.5).

Таблица 1.5

Некоторые симптомы и заболевания, предположительно вызванные дефицитом минералов

Минералы

Симптомы

Железо

Анемия, ломкость ногтей, спутанность сознания, запоры, депрессия, головокружения, утомляемость, головные боли, воспаления языка, оральные язвы

Кальций

Ломкость ногтей, спазмы, галлюцинации, депрессия, бессонница, раздражительность, остеопороз, тахикардия, периодонтальные заболевания, рахит, кариес

Магний

Тревога, спутанность сознания, сердечные приступы, бессонница, гиперреактивность, нервозность, мышечный спазм, слабость, возбужденное состояние

Минералы

Симптомы

Медь

Анемия, повреждение артерий, депрессия, диарея, утомление, остеопороз, выпадение волос, общая слабость, гипотиреоз

Селен

Нарушение роста, гиперхолестеринемия, онконастороженность, иммунодефицит, импотенция, недостаточность гератобилиарной системы

Хром

Тревожное состояние, утомляемость, гипергликемия

Цинк

Угри, амнезия, апатия, ломкость ногтей, замедление полового созревания, депрессия, диарея, экзема, утомляемость, нарушение роста, выпадение волос, гиперхолестеринемия, иммунодепрессия, импотенция, раздражительность, потеря аппетита, мужское бесплодие, снижение вкусовой чувствительности, нарушение памяти, куриная слепота, замедленное

заживление ран

Источник: Пиццорно, 1996.

Из данных таблицы 1.5 следует, что при дефиците того или иного минерала возникают клинические симптомы, характеризующие отклонение в деятельности различных функциональных систем организма. При отсутствии мероприятий, направленных на восполнение в рационе питания соответствующего «дефицитного» минерала, возникают условия для формирования сочетанной или полиорганной патологии.

Используемые в ЛПУ стандартные методы исследований не позволяют выявить причину, запускающую патологический процесс, а также патогенетические механизмы, поддерживающие течение и распространение сформировавшейся патологии. Они позволяют лишь подтвердить или опровергнуть наличие локального патологического процесса, при его наличии определить степень тяжести и его динамику, указывают наиболее уязвимое место – орган или систему, отклонения в деятельности которых обусловливают соответствующий патологический клинический симптомокомплекс.

Применяемые в большинстве ЛПУ и санаторно-курортных учреждений России традиционные лечебные столы скорее ориентированы на количественные и качественные ограничения состава пищевого рациона и в своем изначально декларированном виде из факторов, способствующих восстановлению и поддержанию здоровья, превратились в факторы, способствующие формированию и распространению полинутриентных дефицитов в рационах питания всех категорий россиян.

В данной ситуации с целью профилактики преждевременного старения рационально вспомнить и внедрить на практике идею выдающегося отечественного ученого В. М. Дильмина о создании индивидуальных паспортов здоровья, в которых бы отражалась динамика основных системных показателей в функционировании организма, интерпретирующих его реальный биологический возраст. Вот что он писал по этому поводу: «Учитывая возрастные изменения ряда физиологических показателей, многие исследователи считают необходимым устанавливать норму веса тела для каждого десятилетия жизни. При таком подходе измеряется вес тела в различных возрастных группах и затем вычисляется средний в популяции вес. Этот усредненный вес для каждой возрастной группы отдельно принимается за стандарт нормы. Иными словами, устанавливается среднестатистическая возрастная норма – предполагается, что само возрастное изменение физиологического показателя, в данном случае веса тела, нормально. И отклонением от нормы считают только те показатели веса тела, которые существенно превышают усредненные в соответствующей возрастной группе. Так возник миф о “дозволенности” возрастного нарастания веса тела в определенных пределах, причем в пределах, вычисляемых по принципу “быть как все”. Но мы уже говорили: хотя возрастные изменения веса тела происходят практически у всех, это отнюдь не доказывает, что данное явление нормально. Наоборот, в данном случае то, что происходит у всех, является и опасным для всех. Ведь при этом молчаливо игнорируется то обстоятельство, что чем выше вес тела, тем выше показатель смертности от любой болезни старения. Итак, в 20–25 лет заканчивается рост организма. В эти годы минимальна смертность от всех болезней старения. Вот почему представляется наиболее разумным принять показатели, свойственные этому возрасту, за норму, если, конечно, человек в этот период не болен. Но каждый человек, по существу, уникален, поэтому норма строго индивидуальна – усредненными данными здесь не обойтись. Условно норму, свойственную каждому в 20–25 лет, можно обозначить как идеальную норму – она является той точкой отсчета, от которой начинается путь к возрастной патологии, и тем идеалом, к сохранению которого необходимо стремиться. Любое стойкое отклонение от нормы молодого возраста есть движение по пути к возрастной патологии.

Действительно, в системах, подчиняющихся закону отклонения гомеостаза, отклонение от нормы нормально, ибо по мере увеличения возраста всегда с той или иной скоростью норма утрачивается. Это влечет за собой развитие нормальных болезней старения. Но естественно, что в силу многих причин скорость этой утраты различна. Если процесс происходит более интенсивно, чем свойственно в среднем для всей популяции в данном регионе или стране, то говорят о преждевременном старении и преждевременном формировании болезней старения.

Напротив, если процесс утраты нормы происходит медленнее, чем обычно, то возникает “задержанное” старение, свойственное долгожителям. Таким образом, биологический возраст человека может не соответствовать паспортному или хронологическому его возрасту. Определение индивидуальной нормы может сыграть огромную роль в продлении активной, полной радостей жизни для каждого. Конечно, невозможно замерить все мыслимые и доступные определению физиологические показатели. Но это и не нужно. Большинство физиологических показателей охраняется законом постоянства внутренней среды и поэтому не претерпевает существенных изменений. С возрастом в организме, конечно, могут происходить случайные поломки, приводящие к различным болезням. Но не эти болезни, а десять нормальных болезней характерны для процесса старения. Поэтому при определении биологического возраста и, соответственно, определении закономерных отклонений от нормы набор показателей не столь уж велик, чтобы не поддаваться учету. Относительно небольшой выбор показателей определяется еще и тем, что единообразные нарушения в регуляции, обусловленные действием закона отклонения гомеостаза, приводят, если старение протекает нормально, к однотипным конечным сдвигам. Поэтому, не зная многого о множестве промежуточных этапов, можно на основании этих конечных, интегральных показателей судить о деятельности всей системы в целом. Так, например, естественно, что энергетический гомеостат и процессы, в нем происходящие, очень сложны. Но если вес тела, установившийся в 20–25 лет, остается стабильным, то ясно, что на всех уровнях энергетической системы нарушения не столь уж велики. Учитывая, что закон отклонения гомеостаза действует в трех основных гомеостатических системах организма, в возрасте 20–25 лет должны быть установлены параметры состояния прежде всего этих систем. Минимальное число таких параметров пять: вес тела, или, точнее, содержание жира в теле, которое косвенно может быть рассчитано по показателю роста, веса и данных измерения толщины кожно-жировых складок; уровень в крови пре-бетаи бета-липопротеинов и триглицеридов; уровень холестерина и альфахолестерина (холестерина в составе липопротеинов высокой плотности); количество сахара в крови натощак и через два часа после приема внутрь 100 г глюкозы; величина артериального давления. На основании совокупности этих показателей должен составляться “паспорт здоровья”. Действительно, преждевременное развитие нормальных болезней старения практически исключено, если исходный уровень перечисленных пяти показателей оптимален и если до определенной поры отсутствует их возрастная динамика. И вот почему. Несмотря на кажущуюся простоту этих показателей, они суммарно отображают работу энергетического, адаптационного и частично репродуктивного гомеостата. Стабильность этих показателей при повторных определениях, например раз в год, могла бы свидетельствовать, что “паспорт здоровья” не просрочен. Напротив, наличие изменений служило бы сигналом, что необходимо действовать, включая соответствующие лечебные мероприятия».

В настоящее время сформировался своеобразный порочный круг, когда, с одной стороны, для восстановления нарушенной функции адаптационных, регулирующих механизмов организма, под действием комплекса экопатогенов окружающей среды и стрессов, требуется повышенная обеспеченность эссенциальными нутриентами, с другой стороны, невозможность осуществления этого только за счет стандартных рационов питания.

Нарушение структуры питания играет, таким образом, роль разрешающего фактора в возникновении и распространении хронических неинфекционных заболеваний, приводя к нарушению репродуктивного потенциала населения и снижению продолжительности жизни.

Ключом к решению вопроса о восполнении недостающих нашему организму эссенциальных макро- и микронутриентов для оптимизации рационов питания, без увеличения немыслимых объемов потребляемой пищи, что может привести к инициированию патологического процесса, является, на наш взгляд, регулярное включение в рационы питания всех категорий россиян специализированных пищевых продуктов, обогащенных жизненно необходимыми нутриентами – функциональных пищевых продуктов и БАД к пище, нутрицевтиков и биокорректоров.

На рубеже XXI века академиком РАМН В. А. Тутельяном выдвинута концепция «оптимального питания населения России».

Во-первых, это сохранение преимущественного питания человека натуральными, разнообразными и высококачественными продуктами питания.

Во-вторых, использование метаболически ориентированных смесей, специализированных (функциональных) пищевых продуктов, получаемых путем введения в состав пищевого сырья или традиционных пищевых продуктов, дефицитных для населения страны, макрои микронутриентов (витаминов, минеральных веществ, пре- и пробиотиков, ПНЖК и пр.).

В-третьих, широкое внедрение в питание населения страны нутриентов и фармаконутриентов – витаминно-минеральных комплексов, ПНЖК класса омега-3, пре- и пробиотиков и других биологически активных веществ природного происхождения, получаемых на основе пищевых и лекарственных растений, морепродуктов, продуктов пчеловодства, органов животных и т. п.

Таким образом, под оптимальным питанием следует понимать правильно организованное и соответствующее физиологическим ритмам (завтрак, обед, ужин) снабжение организма хорошо приготовленной, питательной и вкусной пищей, содержащей адекватное количество эссенциальных нутриентов, необходимых для его развития и функционирования.

Согласно формирующейся современной медицинской концепции, метаболически ориентированные смеси, специализированные пищевые продукты, нутрицевтики и фармаконутриенты с полным правом можно отнести к метаболической терапии, включающей в себя три способа исправления дефектов «биологического конвейера» клеточного метаболизма, являющегося главной причиной возникновения и распространения хронических неинфекционных, алиментарно зависимых заболеваний и преждевременного старения:

а) дезинтоксикационную терапию – комплекс лечебных мероприятий, при которых предусматриваются многочисленные методы нейтрализации, элиминации и выведения из организма накапливающихся патогенных метаболитов и продуктов обмена за счет использования различного рода сорбентов (пищевые волокна, альгинаты, сборы лекарственных растений, активирующих работу органов выделения и пр.);

б) редукционную терапию – лечебные мероприятия, направленные на восстановление функций ферментов путем введения в организм кофакторов – витаминов, минералов и пр.;

в) аддитивную терпапию (от латинского additio – прибавляю) – когда предусматривается введение в организм дефицитных продуктов промежуточного обмена. Теоретической предпосылкой этого направления лечения может служить возможность ассимиляции нутриентов, различных по составу и сложности.

Аддитивная терапия является одной из главных составляющих метаболической терапии, учитывая интеграцию метаболических путей в клетках организма и образование общих промежуточных продуктов метаболизма (пирувата, лактата, ацетил СоА и пр.). Как следует из определения аддитивной терапии и интеграции метаболических путей в организме, к аддитивной терапии можно отнести не только специализированные (функциональные) пищевые продукты, но и фармаконутриенты (биокорректоры), полученные из натурального, природного сырья (лекарственные и пищевые растения, гидробионты, продукты пчеловодства и пр.), применение которых позволяет, с одной стороны, восстанавливать нарушенные функции органов и систем организма, повышать его функциональные резервы и стрессоустойчивость. С другой стороны, являясь натуральными по своей сути, фармаконутриенты позволяют также частично компенсировать круглогодичные дефициты эссенциальных микронутриентов и минорных компонентов в рационах питания россиян: витаминов, минералов, ПНЖК, биофлавоноидов, каротиноидов и пр.

Целенаправленное дополнение рациона питания: метаболически ориентированными или сбалансированными смесями, нутрицевтиками и фармаконутриентами 

Сбалансированное

базовое питание

Оптимальное питание подразумевает прежде всего использование рациональных, сбалансированных по нутриентному составу пищевых рационов, включающих разнообразные традиционные продукты питания. С целью адекватной индивидуальной оптимизации рационов питания могут использоваться метаболически ориентированные смеси, специализированные сбалансированные смеси, нутрицевтики и фармаконутриенты. Причем употребление специализированных пищевых продуктов питания и нутрицевтиков может продолжаться практически неограниченно всеми категориями россиян для сохранения оптимальной функции адаптационных механизмов и поддержания функциональных резервов организма.

подобранное оптимальное питание

Рис. 1. Состав оптимального питания

Для эффективной реализации Целевой программы, направленной на восстановления нарушенного пищевого статуса, выявляемого у всех категорий россиян, и, соответственно, профилактику основных неинфекционных заболеваний, которые ассоциируются («сцеплены со старением», по меткому выражению В. М. Дильмана), нами разработано в рамках Концепции восстановительной медицины Положение о создании кабинетов оздоровительного и профилактического питания в ЛПУ, санаториях, профилакториях, спортивных и оздоровительных центрах, фитнес-клубах, школах, вузах, промышленных предприятиях и пр., которое в настоящее время активно реализуется на практике.

Законодательной и нормативной базой для создания подобных кабинетов могут являться:

  • Концепция развития здравоохранения и медицинской науки в Российской Федерации на 2001–2005 гг. и на период до 2010 г. (Решение Коллегии Минздрава России от 21.03.2001).
  • Концепция государственной политики в области здорового питания населения Российской Федерации на период до 2005 г. (Постановление Правительства Российской Федерации № 917 от 10.08.98).
  • Концепция охраны здоровья здоровых в Российской Федерации (Решение Коллегии Минздрава РФ от 25.06.2002).
  • Концепция охраны здоровья здоровых в Российской Федерации (Приказ Минздрава РФ № 113 от 21 марта 2003 г.).
  • Положение о совершенствовании деятельности органов и учреждений здравоохранения по профилактике заболеваний в Российской Федерации (Приказ Минздрава РФ № 415 от 23.09.2003).
  • Глобальная стратегия ВОЗ в области здорового питания, физической активности и здоровья (Резолюция 57.17 от 22 мая 2004 года Всемирной ассамблеи здравоохранения).
  • Приказ Минздава РФ № 330 от 5 августа 2003 года «О мерах по совершенствованию организации лечебного питания в лечебнопрофилактических учреждениях РФ».

Кабинеты оздоровительного и профилактического питания должны решать следующие задачи:

  • определять индивидуальный пищевой статус пациентов с помощью сертифицированных, стандартных клинических, инструментальных и биохимических методов исследования;
  • разрабатывать на основании проведенных исследований индивидуальные и массовые компьютерные программы коррекции нарушенного пищевого статуса с использованием адекватных рационов питания, специализированных (функциональных) пищевых продуктов и БАД к пище, нутрицевтиков и биокорректоров;
  • проводить динамический контроль пищевого статуса пациентов и адекватности его коррекции рекомендованными средствами;
  • проводить отбор и сертификацию средств метаболической терапии: специализированных (функциональных) пищевых продуктов и БАД к пище, нутрицевтиков и биокорректоров, которые могли бы использоваться для адекватной коррекции нарушенного пищевого статуса пациентов;
  • пропагандировать принципы и средства здорового питания среди медицинских работников, тренеров, методистов фитнеса и оздоровительных центров, преподавателей школ и широких слоев населения России – проведение лекториев и курсов по диетологии, семинаров, круглых столов, уроков здоровья в школах, выступлениях сотрудников кабинетов оздоровительного и профилактического питания в средствах массовой информации, на телевидении;
  • принимать активное участие вместе с врачами восстановительной и спортивной медицины в разработке комплексных оздоровительных программ для различных категорий россиян в рамках восстановительной медицины и сохранения здоровья здоровых россиян.

Кабинеты оздоровительного и профилактического питания должны стать методической, базовой основой для практической реализации задач восстановления нарушенного пищевого статуса всех категорий россиян, способствующей распространению знаний о значении здорового и оптимального питания среди медицинских работников, методистов фитнес-клубов и оздоровительных центров, тренеров, а также широких слоев населения России не только для сохранения здоровья здоровых, но и приоритетной роли оптимального питания для восстановления нарушенного здоровья вследствие заболеваний, травм, а также профилактике основных неинфекционных заболеваний, ассоциированных с пожилым возрастом.

Необходим стандартный алгоритм в рамках единой сертификационной программы по оснащению и методологическим подходам оценки пищевого статуса пациентов в кабинетах оздоровительного и профилактического питания – использование стандартного медицинского диагностического оборудования: ростомеров, весов, анализаторов состава тела, денситометров, аппаратных комплексов для интегральной экспресс-оценки функции сердечно-сосудистой системы, центральной нервной и эндокринной систем, лабораторных и биохимических анализаторов, для проведения и оценки в режимах реального времени системы, показателей, характеризующих клинико-биохимический и иммунологический статусы пациентов, компьютерные диагностические программы для оценки фактического рациона питания и его адекватной оптимизации в случаях выявленных отклонений и пр.

Кабинеты оздоровительного и профилактического питания могут быть как структурным подразделением того или иного учреждения, так и юридически независимой некоммерческой или коммерческой организацией. Понимание населением значимости здорового питания для сохранения здоровья будет способствовать повышению спроса на более здоровые продукты питания и стимулировать их производство, что позволит подключить к решению проблемы здорового питания не только государственные и региональные ресурсы, но и финансовые потоки от производителей, страховых организаций и населения.

Выводы

Индивидуальное оптимальное питание, необходимое для достижения максимального эффекта в лечении и профилактике болезней, ассоциированных со старением и, следовательно, увеличения индивидуальной продолжительности жизни, должно складываться из сбалансированного базового традиционного рациона питания и целенаправленного использования с целью его оптимизации специализированных (функциональных) пищевых продуктов, нутрицевтиков и фармаконутриентов.

Профилактика основных неинфекционных болезней, приводящих к преждевременному старению, должна начинаться с периода беременности и продолжаться практически всю жизнь, она необходима прежде всего среди детского и подросткового контингентов для обеспечения оптимального структурного и функционального становления органов и систем организма, для адекватной адаптации в зрелом и пожилом возрасте к меняющимся условиям среды обитания.

Оптимальное питание должно подбираться индивидуально, то есть должно соответствовать энергетическим и нутрициологическим потребностям конкретного человека с учетом его пола, возраста, психофизического статуса, а также от интенсивности и характера выполняемой работы, имеющейся патологии, дополнительных занятий спортом и пр.

Говоря об оптимизации рационов питания всех категорий россиян, мы имеем в виду не только актуальность, но и реальную необходимость решения этой проблемы. Это позволит не только сохранить здоровье условно здоровых и здоровых россиян, но станет важным фактором в профилактике заболеваний, ассоциированных со старением, а также позволит разрешить тяжелейший демографический кризис, в котором оказалась современная Россия.

Оптимизация питания, особенно уязвимых категорий граждан, к которым, наряду с беременными женщинами и детьми, относятся также пожилые и старые люди, позволит значительно смягчить негативные воздействия на их организм комплекса экологических патогенных факторов, психосоциального стресса и фармакотерапии. Эти факторы будут способствовать восстановлению нарушенных функций адаптационноприспособительных механизмов, приводя в конечном итоге к профилактике заболеваний, традиционно ассоциируемых с преждевременным старением, повышая качество и увеличивая продолжительность жизни